#gama #bomb #thrasher

stan_ok_lee


Experimental freewrite journal "Кувалда"

Psychédélique lettres


Джем Демонического Пути
stan_ok_lee
Repo Jam
Шумит музыка в JAhконде.
Зулусский воин в шкуре фуксидного гепарда.
Направляется к стойке бара.
Там раздают светлу.
Рибомен сидит в стороне.
На него никто не обращает внимания.
Зулус принимает светлу.
Рибомен принимает.
Джун Асидо на сцене.
Абстра играет на техно-синтезаторе.
Абстра Сино не зрячий.
Но его кинестезионные импланты все чувствуют.
Ощущают ритм.
Создают блюз.
Афротехнобилли.
Многие дендки танцуют.
Трансвуду танец.
«Пора и тебе идти на танцпол».
Говорит бармен зулусу.
«Нет, я уже давно не танцую».
«Этот «Танец мира»».
«Теперь я с духом войны».
В голове звучит голос Джестера Джинго.
«Теперь мы вместе режем глотки всяким за монету».
«И потрошим животы огромным зулусским фаллосом-бумерангом! Ха-ха!».
«Я выплясываю танец голодной гиены».
Говорит Джестер, устами зулуса.
«Завали рыгало, Джестер».
Про себя говорит зулус Джестеру.
«Я существую под коркой твоего мозга, Гепард Лилий».
Джун Асидо заканчивает свою программу.
Уходит в пустоту backstage.
Бармен удивляется и удаляется обслуживать других клиентов.
Гепард Лилий, молча, смотрит на сцену.
Выносят техно-барабаны.
Начинается техно-басс-джангл.
Девушки киберафариз разносят светлу.
Рибомен и Абстра встретившись, что-то обсуждают.
Затягиваются осадочным маслом эфира светлы.
Она водится в коллекторах, где саяджи, типа самого Гепарда,
Курят эти пряности.
Там много этих саяджи.
Они уже многие сотни лет живут и не погибают.
Благодаря светле.
Но Гепард не всегда был с саяджи.
Использующий светлу, как культ Психонов.
Армия людей, тайное братство.
Рабы пряностей светлы.
Реальность галлюцинаций и паранойи.
С момента прихода Альфанского Братства.
Гепард Лилий, некогда саяджи, теперь наемник.
Теперь он наемник Ваджра-Оникс.
Джун подсаживается за стойку
«Curses, like chickens, always come home to roost».
Джун Асидо спрашивает у зулуса.
«The hawk just cry at once. Into the void»
Отвечает зулус в рифмованном типе сленга киберафариз.
«Killa Fakemaster»
«Ya gotta»
«Flyin the contrabass boxа»
Гепард встает и уходит в backstage.
«Вот этот саркофаг»
Замечает Джестер пустяк.
Когда-то здесь был контрабас.
Он открывает каркас.
Прыгает в ультрамариновый поток.
Водоворота глоток.
Глядит он стоит у ворот.
Техно-храм Gen-Ji.
Он пробирается сквозь механиксов.
Тайно, дабы его они не заметили.
В проход вентиляции лежит путь.
Тени Ji-стражей из преисподней.
Словно улей кипит, шумят радиаторы.
Вдали остались гудеть ворота и механизмы.
В огромный зал церемоний Гепард попадает.
Джестер создал электромагнитный заслон.
Теперь Гепард невидимка на сорок минут.
V-28 светится, это електро свечи.
Средь них сидит старик-демон.
Подле Ji-стражи, их пятеро.
Гепард быстро убивает их.
Бросается на старика, но это Magen.
«Зеркальная Лаборатория Духов»
Говорит Fake-мастер.
«Пройди обличие 10-ти Призраков»
Джестер: «To the End my old friend».
«Beware Ten Ghosts of the Ishikawa» (застыло граффити в воздухе).
Джестер снова: «Мы пришли за твоим сознанием, мастер-фастер».
Гепард скалится.

Джин Песчаных Желаний.
Все заносит песком.
Зеленый песок — сон.
Это Песочный суфий.
Стальная юбка изрубий,
Срезает воздух.
«Армада» Гепарда
Хватает за шею.
Дух или джин,
Рассыпаясь в крупу,
Сзади Гепарду мочит в труху.
Попытки тщетны
Джестер сканирует песочную тьму
Суфий танцует словно песчаная буря.
Режет глаза и лицо.
«Здесь есть его слабое место», —
Джестер изрек, — «Есть тут кувшин сновидений».
«Нужно проснуться и дело с концом».
«Легко тебе внутри меня говорить?!
Теперь пробуди меня светлой», — Гепард говорит.
«Запросто, мон негро амиго».
Джестер всасывает светлу через зеленый песок.
Мир переворачивается.

Банши Миража Озера.
Летит вниз головою
Лиловый Гепард...
Водная бездна из грез.
Нагая русалка плывет
Как у акулы, зубы остры
У нее и Джестер ликует:
«Наконец оторвусь я с красоткой,
После заточения в тебе!»
С этим ментальная связь нарушает сон
У Гепарда и прям из пупка вылезает
Джинго Джестер сам по себе,
Как улыбчивый шут:
«Конец мой испробуй на вкус.»
Джестер шутник, словно мурена,
Проникает в вагину русалки
Мини шутов порождает она.
Гепард в нейролептической коме,
Падает вниз.
Джестеры будят его смеша.
Фаллос его становится бумерангом
И сносит он с плеч
Ее хищную физиономию.

Chinese Win-Chun Virtual Simulator.
«Техно-иллюзия, люди
Погрязли в автоматизме,
Словно машины, используют
Другие машины», — Fake-мастер шепнул.
Телевиденье подготовило
Транслокационное зомби-шоу!
Сегодня у нас в гостях:
Мобильный тренировочный зал.
Это маскарад смертельных прикосновений!
Арбалеты Чо-ко-ну!
Трюк-фу!
На пути Muk Yan Jong!
Крутит шиповидные дубины
Только мягкость спасает.
Выстрелы иглами,
Падение пик с потолка
Дротик задел бедро у Гепарда.
«Осознай виртуальный обман!», —
Подсказал Джестер, — «Не торопись!
Действуй спокойно».
Медитативный сон вызывает Гепард.
Природа движущаяся в Хаосе,
По своему непонятному плану,
Всегда выживает, отличаясь
От техники способной к упорядочиванию,
Нескольких живых организмов, на которую она настроена.
Техника, стиль не нужны.
Заключенность в себе пропадает.
Призраки иллюзий исчезают,
Сменяясь на храм Fake-мастера:
«Стань зверем, прими наркотик», —
Шепчет мастер, — становясь зверем,
становишься звериным тотемом,
Подобным Богу».
С последним словом,
Пальцем руки, он зажигает палочку благовоний.
Гепард возвращается в коллектор
Где все саяджины принимают слак.
Хладнокровные лица,
Паутина ярких лучей,
Проникает сквозь взгляд.
Там где бывал яростный гром,
Где опьянял сказочный ром.
Пускался, от ложного счастья, в пляс
Но не видел конца, блевал в унитаз.
Сознавал присутствие зверя,
Страшился не веря.
Прожигал life.
Вошел в огромный транс
С малиновой пеной из рта,
И клыками показывающими себя из рта.
Глаза загорелись фосфором,
А туловище покрылось сгустками чужой крови.
Только Джестер Джинго,
Шут и кудесник помог ему тогда.
С его появлением в сознание Гепарда,
Тот смог обрести спасение
От состояния зверя.
Сознание слака было выброшено,
Разноцветной блевотиной,
Из него, но Джестер остался.
Теперь у них был симбиоз.
Коллектор покинув, Джестер всюду
Идет за ним по пятам, подобно
Смертельной собаке, но надолго ли?
Ведь Джинго всего лишь проекция,
Что находится в сумерках между
Гепардом и слаком.
Все эмоции исчезли,
Джинго это сгусток состоящий из них.

Это был Призрак Зверя.
Сейчас должна быть Паутина Духа.
Это некое шифрование кода Psycho.net.
Познание этого кода
Ведет к трансмутации,
Перерождение из бабочки
Обратно в куклу.
«Разгадай загадку пяти элементов,
— говорит мастер, — это движение
твоего мира».
Fake-мастер зажигает пятую благовонию.
Гепард становится в круг с пятиконечной
Звездой, олицетворяющей пять элементов.
Это некий мир иллюзий,
Psycho.net построена на этом.
Универсум и агрегат тела йога.
Модель сознания!
Джестер призывает сферу,
Подстраивается коэффициент пяти элементов,
Так же скандхи: агрегат тела,
Ощущений, чувств, воли и сознания.
Пять направлений течения энергии
Программных частиц.
Psycho.net существует в уме, а тот
В свою очередь пребывает в пустоте.
Никто не рожден и, следовательно,
Не может быть уничтожен.
База данных сферы дает сбой,
Все [Люди?] пробуждается.
[Кто-то похлопал] по плечу [Гепарда]
Он обернулся и увидел себя [хлопающего
по плечу] разворачивающегося после хлопанья
[Себя], который разворачивается от хлопанья
Другого себя.
Затем он увидел впереди себя и похлопал
[Его, что бы спросить:]
«Это гигантская установка с зелеными глазами?»
«У всех кто управляет временем — зеленые глаза», —
Говорит Джестер, —«Так пахнет прошлое, когда гуляешь по узким
Улочкам старинных городов и ветер-бродяга приносит запахи других эпох».
С этими словами
Гепард переместился обратно
В стальной храм Мастера.
Пресмыкающиеся роботы повсюду,
Похожие на механизированных рептилий.
Головы как черепа ворон.
«Они обретают плоть только в моем сознании»
Способность «Зеркальной Лаборатории»
Дробит и разбивает данную реальность.
Джинго ухмыляется:
«Разбитое зеркало — признак несчастного смеха».
«Хорошо, следующий призрак будет твой напарник, —
говорит мастер и добавляет, — тот что сидит в твоей голове».
Перед ним появляется Джестер
Комната смеха, все хохочет,
Все похоже на цирк.
Гепард бьет его [зеркало?]
Своим мечом-бумерангом
Тот дробится и больше смеха,
Такого отвратительного и громкого,
Но Гепард терпит.
Смех множится
Джестеры разлетаются вновь на миникопии
И все они пытаются повалить зулуса.
Это джайв или насмешка.
«La vida no vale nada, — говорит Джинго и переводит,
Жизнь ничего не стоит».
Гепард вспарывает мечом свой живот.
Все условно, нет краев и середины во вселенной

Мимикрон
Джестер сдвигает пустоту,
Словно перемещает грани сознания
Сжатие сознания в шар, спираль и микрокуб
Видимость как бы сдвигается вниз
И возникает вновь, но уже сверху.
Некая игра фокусировки реальности.
Джестер дарит ящик с пустотой
Это Пандора!!!

Ямабуси Дайтэнгу
Ураган начинается
Это демон Тэнгу
Облаченный в алый костюм
Гепард включает Режим Гепарда
И Тенгу делает feilong в область головы,
Но зулус бросает монету.
Это мельница из ног на невидимом полу
Удары Тенгу проходят сверху,
Лиловый отвечает пауком
Следом за фейлонг.
Одной ногой достает демона
И следом второ.
Moonkick, Axe Webster
Удар сбоку, Тенгу мажет
И получает два удара от Гепарда,
Тенгу валится ничком.
Бой закончен.
«Lily wins!» — объявляет Fake-мастер, — «Round two!!!»
Появляется сотня Тенгу
Сил нет, раны кровоточат.
Тенгу с камами (серпы на цепочках)
Задевают Гепарда.
Появляется Джестер с двумя пулеметами
Начинает вращаться, как волчок
Растреливает всех, кроме Гепарда и Фэйк-мастера.
Под ногами Гепарда
Из пола вылезает теневой джи-страж
Выглядит как синоби
Одна из бесконечно калейдоскопических форм
Хватает ногу, но
Гепард не дает
Он ведь знает джиу-джитсу
Fire pur, огонь поднимается
Tornado kick поднимается ввысь
Holykick, dragonfly, tai-fighter
Синоби раздваивается, множится
«Даже твой внутренний мир не поможет,
— шепот мастера в голове, —
Думай о жизни без жизни, как машина».

Иллюзия видимого мира
Темно, вдалеке свет, как точка
Гепард Лилий идет мотыльком вперед
К свету. Абстра Сино в конце
Слепой джазмен из прошлого с тростью

Гуль-Шу и сон Жень-Шеня
Гуль-Шу – мрачный кровосос.
В начале был человеком, как ты.
Теперь качает мозги, словно насос.
Но когда-то собирал ловко цветы…

История началась в эпоху зим.
Тогда Гуль-Шу имел имя Робин, по прозвищу Шу
Его друг − байкальский баргузин,
Звали его Джа, Тони Джа, исполнял он трюки у-шу.

Было, случился наезд полиции.
В катакомбах подъездов времен.
Проявились у Джа от слака амбиции.
И родился тогда чел по-хлеще чем Омен.

Тони Джа достал еще слака, это такой продукт переработки светлы, что будет
использоваться через тысячу лет.
Или нет???

ТЕПЕРЬ ЕГО РАЗУМ БЛУЖДАЕТ ВО СНАХ ЖЕНЬ-ШЕНЯ!
И НЕ ДОСТАТЬ ТОНИ ДЖА, ЕГО ИЗ ЛАП ВЕЛИКОГО ДЖА!
ПОКА!.. ПОКА ЧТО!.. ПОКА ЧТО НЕТ!..

Тони дал Робину слак вкусить, а тот решил все настойкой Жень-Шеня запить;
Случился спор у корешей:
«Кто победит на Пути тело, стихия или дух?».
И погрузились они в литоргический сон нулей.
Сила настойки известна веками, еще со времен птицы рух.

ТЕПЕРЬ ЕГО РАЗУМ БЛУЖДАЕТ ВО СНАХ ЖЕНЬ-ШЕНЯ!
И НЕ ДОСТАТЬ ТОНИ ДЖА, ЕГО ИЗ ЛАП ВЕЛИКОГО ДЖА!
ПОКА!.. ПОКА ЧТО!.. ПОКА ЧТО НЕТ!..

Друзья триковали.
Винты и сальто крутили.
У кого акробатика лучше, они ликовали.
Полеты с ногами, руками деревья пилили.

Силу стихии пустили вход:
Молний шары, дыханий огонь, шипованный лед полетели.
Тайфуны с торнадо пошли, вообщем отимели все в рот.
Земля на воздух взлетела.

Робин и Тони тай-цзи применили,
Приемы Туй-Шоу − «Толкание рук».
Робин предупредил: «Воздействуй без силы, братух».
Сначало преуспевали, но потом перемудрили.

Робин превратился в Гуль-Шу,
Слак стал искать и могильную мглу исторгать.
Оказалось, выдул он некую чушу,
В своем доме и решил закутить.
Сознание изменилось в съемной квартире, показалось, что Джа проникает сквозь стены.
«Это измена уберите подмену!»
Завопил голос Рю внутри Кена.

ТЕПЕРЬ ЕГО РАЗУМ БЛУЖДАЕТ ВО СНАХ ЖЕНЬ-ШЕНЯ!
И НЕ ДОСТАТЬ ТОНИ ДЖА, ЕГО ИЗ ЛАП ВЕЛИКОГО ДЖА!
ПОКА!.. ПОКА ЧТО!.. ПОКА ЧТО НЕТ!..

Пьезосцена, как кладбище техники
Вооруженный отряд в масках
Стальные биты, сверкают балисонги и карамбиты,
Топоры и монтировки, деревянные бокены,
Пудовые цепи, кукри и кастеты
Снова голос фейк-мастера, звучит маниакально:
«Открывая глаза, не смотри в пустоту, но не верь
Что пустоты нет в реальности».
Все они с пустошей, банды Килли Флин
Rocketbo, вот ответ зулуса-саяджина
Удар за ударом, но их в десятки больше.
«Окончание похода против иллюзий и пустоты»,
— подумал Гепард.
«Банзай!!! — слышится сзади, — За Императора Жизни!».
Помощь вовремя, слепые ронины из Джаконды!
Абстра достает сикоми-дзуэ,
Ниндзя-то, нунчаки и саи у ронинов.
Мясорубка, meatball.
«Я не люблю насилие, смерть людей...
Но оглядываясь назад, я понимаю, что без него
Не могут даже святые».
«Round two, Lily wins again», — заключает Гепард.
— Сдавайся, мастер, снимай гендзюцу иллюзий, ты окружен, — говорит Абстра Сино.
— Они никогда не были моими хозяевами, или были вы, люди, ученые, что создали зачатки моего кода, человечество само решило использовать матрицирование иллюзий Gen-Ji, чтобы оградить себя от насилия, что вы творили, — отвечает мастер.
— Значит ты и есть Джестер Джинго, — дошло до Гепарда.
— Не только я, но и весь ваш внутренний диалог самих с собой.
— Теперь ты знаешь, что все идет от светлы и слака, реальность с выдуманным миром смешалась.
— Я боролся с самим собой?
— Это спутанность твоего мышления, хаос внутри.
Я, Ты, Оно. Не стоит понимать человеческий разум, все ваши проблемы внутри вас, этот мир держится на тебе, как в индейской притче о двух братьях. Проектирование реальности происходит от твоего желания. Отринешь желание, перейдешь в нирвану. Обуздай эмоции, Гепард. Только Будда и его прямые последователи смогли это сделать. Поэтому Семэнконгу был поставлен для охраны человеческого освобождения сознания.
С этими словами он поменялся обликом в шута Джестера и бубенцы на шапке зазвенели мелодичным звуком трезвости бытия. Он достал карту «Отвернувшийся олень» и подбросил топорик, разрубив ее надвое.
— Игра окончена... Следущий шаг за Рибоменом.
Зал стал рушиться. Щупальцевидный, гигантский организм стал трещать по швам. Глайдеры вошли в туннель ведущий к Сфере, оставляя позади разрушающийся храм Gen-Ji. Занавес на пьезосцене.

(no subject)
stan_ok_lee





Дорама "0" и "Я бы хотел быть Атомной Бомбой"
stan_ok_lee
Дорама Зеро

― Rapping! Never get drunked out of home, ― сказал доктор Сакс существу закованному на стальной кушетке, поставленной вертикально, ― Ты должен понять веру и технику современной грязи и перевоплощения в последнюю надежду американского народа в этой войне!
Доктор был исследователем в области нейрофизики, а также доктором наук по робототехнике Развитого центра близ Вашингтона. Его подопечный был сверханалоговым киборгом, которого доктор хотел отправить в прошлое дабы предотвратить победу русских войск. Киборг был покрыт металлическими пластинами по форме человекоподобного каркаса. В целом выглядел он неплохо.
― Сакс, вы делаете успехи, ― сказал надменно робот, ― откуда вы знаете что мы не откровенная бредятина — продукт больного воображения ленивого пьяненького деревенщины?
― Сейчас ваши задачи ясны?
― Безусловно, отправиться в 1908 год и расследовать падение Тунгусского метеороида и завалить ученика Николы Тесла, сгинувшего в тайге около села Ванавара.
― Тебе нужно захватить его и в момент переместиться сюда, я отправляю твой разум и лишь высокоактивный разум как у тебя, способен материализовать свою оболочку в горизонтах событий прошлого.
― Отдыхай, Сакс я найду применение устройству, ― заключил киборг.
Доктору не понравился тон робота, но он полагал что маяк блокировки в позитронном мозге киборга сработает и остановит его злые намерения ради вторжения в историю человечества. Однако доктор просчитался и киборг отправился в прошлое. Маяк остался на том теле и его воля стала свободной, словно гром небесный в темной пустоте. Первой жертвой стал постовой на дороге, чей тулуп он вскоре одел. Тело как будто не было, но чувство проекции создавало мерцающий силуэт шумовых полос в мозге окружающих. Вскоре он пробежал еще много расстояния и достиг железной дороги. И тут началось мерцание.
Поезд близ разъезда Филимоново, не доезжая 11 верст от Канска, по рассказам, упал огромный плазмоид... Пассажиры были удивленны резким падением разноцветного плазмоидного тела и гулким феерверком красок. Это было вдали, но ближе к киборгу. Он видел испытания последнего наследника Николы Тесла ― Инспектора Ли. Инспектор проводил опыты и у него все шло по плану, теперь он должен был переместиться на «толчке» времени по имени Эль Псай Конгруу III и продать русским желаемую им формулу оружия для победы в Третьей Мировой Войне. Но он не думал что по его пятам уже идет киборг. С ним была его спутница и ассистент Алиенка-33. Вместе они пытались затащить обратно установку тесла — маленькую коробку с надписью по английски: “Pandora. Don't open this box till the end of time”. Она была с виду маленькая, но очень тяжелая из-за фу-файтер резонансного трансформатора ― бесценной детали механизма выработки достаточного нейтрино для излучения сгустков кластера плазмы. В прочем когда они занесли в туалет путешествий во времени, в котором как оказалось ускользающая иллюзия измерения, что комната действительно похожа на туалетную уборную в частном доме. Инспектор Ли был одет в свободный халат и шляпу, на носу солнцезащитные очки эпохи Рэй Бэн.
― Выходи, хватит таится «самоподобие», — Инспектор натянул шляпу на лоб и медленно процитировал, — Теория относительности Эйнштейна предполагает путешествие в будущее. Время для объекта замедляется при приближении скорости объекта к скорости света. Если кто-то будет бежать со скоростью близкой к скорости света, он постареет только на половину того времени на которое постареем мы.
― Апория Зенона, Инспектор, о стрелах!!! — Заговорило множество голосов тихо, но вместе они создавали единых тон холодного металла киборга.
― Твой аутопоэзис еще не эгрегорный, это значит твои самоподобные проекции еще не действуют едино слаженно и единомысленно, — заключил Инспектор и выстрелил сбоку от дерева лазерным револьвером.

Киборг упал с пробитой головой, корчась и электризуясь, издавая механический скрежет воплей робоголоса.
― Уходим Алиена!
― Это что Система Магов? — недоуменно спросила Алиенка.
― Что-то вроде того, некогда объяснять, — доктор бежал схватив Алиену за плечо, и вместе они нырнули в Эль Псай.

Они заправили синего волшебного порошка в дыру сортира и оказались в хижине забитой колбами, пробирками, астролябией, полками трав и зелий с курильницами и трубками. Эль Псай отправился в путешествие. Хижина оказалась на трехногой черепахе в конце времен и его зарождении. Смысл жизни мало интересует счастливого.


***
Я почувствовал себя расчлененным после какой-то аварии или травмы в районе головы. Ноги и руки были отдельно, туловище с головой подключено к каким-то проводам, которые шли и к гениталиям. Кистей и ступней не было. Открылась дверца пришла Алиена которая использует меня как игрушку запертую в багажнике авто. Потом мы пошли устроили охоту на болотного человека Гоятлая (Тот, кто зевает) на топях. Я прыгнул за Гоятлая в воду и начал тонуть, рядом стоит жена и меня схватило за бок неизвестность. Потом это тело киборга, мной руководил искусственный интеллект, присоединенный или созданный заново мозг. Я точно и сам не знал. Я пытался сопротивляться желаниям киборга, который стремился все уничтожить и захватить мир самоподобным делением плоти с помощью воли его сверхразума. Да их было уже около 300 особи из металла.
Я сканировал мозг и оказался в теле этого «терминального человека». Шел кажется 2034 год, теперь я Джон Тайтор, и скитаюсь по времени и пространству. С помощью сканирования я смог переместиться в тело робота и быть созданным как маяк самоуправления и подавления сверхразума его мозга. Я согласился на этот эксперимент и во время войны за Мировое Господство. Теперь их было много. Много разумных самоподобий этого безжизненного киборга. Они ведь не думали что в 2030 году Российская Федерация будет использовать Тесла Пушки «Герцевий-ЭМПИ-36» для уничтожения всей Америки в 2034 году. Инспектор Ли был испытателем Тунгусского феномена. Он испытывал особую материю «дзенгакурен» и был практикующим оммедзи или японским шаманом повелевающим демонами с помощью амулетного листа сикигами. Листа бумаги с изображением демона, кундалини крийя лотоса и чатуранга дандасаны (колдовской позы посоха четырех опор).
Алиенка-33 — Blade Wolf, резня на Медвежьей реке квантовым замком. Detournement вирулентности мощность частиц мозга киборга и я Джон Тайтор. Его вирус системы. У врага есть две очевидные слабости:
1. Отсутствие чувства юмора
2. Полнейшее неумение опознавать силы магии и вечная приверженность контролю. При этом основная угроза — быть уничтоженным — остается незамеченной или, что еще хуже, подкармливается. При этом таких людей практически ничего не волнует, кроме ожидаемого.
Моя концепция смерти на протяжении долгого времени представляет из себя езду по горной дороге на скорости сто двадцать миль в час, когда ты перелетаешь через заградительный барьер и несешься вниз со всей дури... вот там я хочу быть — сидя на переднем сиденье голышом с ящиком виски на расстояние вытянутой руки и ящиком динамита в багажнике... сигналить до одури, фары включены, и ты во всем этом как живая бомба из человеческого материала в пространстве, падающая на груду стального мусора. Это будет потрясающий чертов взрыв. Боли не будет. Пострадавших не будет. Если они не перекопали шоссе — место взлета все еще там. Как только я доберусь до дома — обязательно съезжу туда — просто удостоверится. Rosebud.

― Униииичтожииить Инспектора, унииичтожииить! — жужжали механические голоса киборгов.



Инспектор Ли дорама 0
― Приветствую, братья мои! — Инспектор и Алиенка стояли на космическом эсминце, одним из тысячи воюющих с фунгусидным вирусом мозга с планеты Марс.
― Да, Инспектор, мы рады видеть вас, потому что мы ждали и ваши слова передавались поколениями президентов Федерации Вольных Русичей. — Поприветствовал генерал-лейтенант Николаев и полковник Гаркин, у которого не было части головы и мозг виднелся в стеклянном просвете на голове, светились огоньки киберплаты вживленной в мозг.
― Что нам делать Инспектор? — взывал генерал.
― Все будет отлично, — Инспектор был кроток.

Оба они были одеты в плазма доспехи, облегченная броня весом в центнер, неразрушимый вольфрам. Церковь Субгения была повсюду. Отряды киборгов подчинялись Санпаку Синигами или Инспектору как называли его спутники. Шла Война Разума в 3078 году. Двое офицеров высшего ранга ждали помощи от Инспектора, который подчинил армию недостижимых для грибка роботов-асассинов. Оба они могли рассказать о Радио Духов, распитие Чудракараны и конечно подмене личности в сознание грибком. Никто из них точно не знал кто из них кто и реальный ли Инспектор, потому что сам Ли говорил что грибок не может подделать его образ. Оба: полковник и генерал, легли на пол и начали спать. Грибок просочился в их мозги. Ли обладал иммунитетом к марсианскому грибку, а так же Алиена. Одна из вспышек стробоскопа это прошлое — вымысел, все иллюзия. Вспышки воспоминаний переписываются легко, но в них содержится твое желание и возможность.
За галлюциногенным ядом гриба Bu-Hu, есть ли у бомбы лицо? Ебаные панки думают, что это шутка. Где-то растут деревья из которых сделают наши гробы. Вечная эрекция. Мое подсознание запрашивало у меня ответ: кто я? Вживленный в плоть солдат или вестник апокалипсиса. Потому что я забыл об Инспекторе тысячелетие назад, но тут глазами генералов он возник. И вокруг возникли мои старые изображения. Они разбивали всех киборгов Инспектора и забирали их стрелковое оружие «Вихрь». Тогда произошло падение рода людского. Все эсминцы были захвачены. Инспектор с Алиенкой стояли окруженные моими старыми копиями самоподобия. Эгрегор разросшийся до состояния галактики. Я должен поглощать мир.
― Нет не должен, послушай: «У Поднебесной есть начало Его можно назвать матерью Тот, кто постиг мать, тем более узнает ее чад Кто узнает ее чад, тем более будет склонен хранить их мать Откажется от своего Я и тем избежит гибели. — В руках он сжимал сборник научной фантастики, который он купил в Шанхае, — лекарство от страха перед полетами.
― Поздно Инспектор, я захвачу своим эгрегором твой надэгрегор.
― Ничего не выйдет жестянка, allonsy!
Он сделал слияние пракрити и они с Алиенкой снова оказались в его берлоге за пространственно-временной шкалой бытия.
― Надо думать что делать, как говорил Сунь-Цзы: «Знай врага, как самого себя и выйдешь победителем из многих битв».
― Тебе стоит заглянуть внутрь, есть ли грибок у тебя в голове, — и личность Алиенки изменилась на генерала, потом возник полковник и уж потом Алиенка.
― Что происходит, здесь есть другие условия для проживания в моей хижине, — Ли достал два Томми Гана и начал строчить по старшим офицерам Космического Флота ФВР.
Затем возникла снова комната капитана в эсминце. И Тунгусска. Перестрелка на месте испытания. Киборг убит в прошлом. Как он смог добраться сюда. Это же безвременье или я все еще в оптическом плену грибка-киборга? Что я делаю посреди двух друзей и своей жены. Оба спят. Аленка смотрит телевизор.






Дорама «Я быхотел стать атомной бомбой»

Я проснулся в отеле Milton, в одном из отверженных районов Стамбула, от того, что меня мучила постоянно нарастающая головная боль. Мной был запечатлен кадр разрывающегося на кусочки русского самолета СУ-24, пролетающего между Сирийско-Турецкой границей. Крах всего миролюбивого состояния действующего закона о мире между сформированными странами.
Стояли два силуэта, в части горного массива перед пещерой. Они онанировали друг другу. Позади них виднелись электрические раскаты молний исходящие от обломков упавшего самолета. Эти потоки двигались то переменно, то медленно растворяясь друг в друге. Сей пейзаж напоминал Броуновское движение , на фоне которых стояли кот и собака на двух лапах. Шел 2116 год. Среди выживших на планете почти не осталось людей. В основном планету населили человекоподобные животные, трансгенезированные людьми во время третьей мировой войны. На тот момент человеческое общество местами было погружено в эксперименты по скрещиванию животных генов с генами человека. Вокруг царили хаос и насилие. Это был проект "Химера". Данные химеры были направлены на подрывную, шпионскую деятельность. В этой войне использовалось так же и традиционное оружие: вооруженные коалиции, вторгающейся на территории вражеских стран; Оружие массового поражения; Партизанская война.
Все это пережили эти существа, что следовали по Субатка́н-яйла́ в красные пещеры Кызы́л-Коба́ в Крымских горах. Кот был при смерти ранен. Здесь живут три несмериды: первая паучиха-психобили с выбритыми висками и татуировки по всему телу, другая долговязая стриптизерша в кислотно зеленом, обжигающим платьем, третья готичная блондива, кудряшка Сью и с невинным лицом лолиты, показывает свои маленькие дойки. Но животным не до этого. Они решили перенести ментальное сознание собаки, в ее до трансгенную жизнь, где она была собакой у своего хозяина Ли, которому она сгрызала не одну пару тапочек, съедала говна на улице и еще кучу вещей. После кучи вещей что произошли тогда.
Вернувшись в прошлое она снова почувствовала старую тягу к сгрызанию вещей, говну на улице. Но она должна предупредить всех о будущем. Мы проснулись а дом издает странные звуки как будто перебивается снег в щели дома, с утра 1 января 2016 год. Собака получила тумака за то что лезла ко мне. Я ищу портвейн. ARTgazm, Кувшинка и Йог, Тораноко. Мы решили пережить апокалипсис. Собака взбесилась и смешит с утра. Пляшет на двух ногах, представьте себе. Веймаранер Агни, серебряный призрак, гончая-падальщик. Слышно по тв передают сводки: сгорели заживо пьяные подростки в бане, поймали перебежчика и контрабандиста с четырьмя тоннами спайса и новогодние поднятия цен на проезд и прогнозы из будущего. Активизировались часы с латунной кукушкой, которые были сняты и без заведенного механизма! Неожиданно заиграла музыка, видимо всему этому причиной была Агни, она включила музыкальный центр наверху. Послышался знакомый мотив канувшей в забвении ритма джаза и регги. Пока проснулся я и Тораноко. Песня зазвучала с тяжелометаллическим звучанием спокойствия: «I wanna be an atomic bomb… It’s like to be a future dog… Save this beer & world for me». Стены с треском зажглись. «Мы решали сканворды, - вспомнил я, - там постоянно выпадал ARTgazm, в любом из вопросов, подходило семь букв везде». Собака что-то проскулила, казалось несколько раз слово «Мудак». Все спешно эвакуировались, дом распадался. Да что там дом, всю реальность пожирали вспышки света.
Люди воюют друг с другом. Многие пытаются спастись бегством на челноках, улететь на Марс. Космос многогранен. Правительство обоих воинствующих стран обсуждают перемирие. Отправлен посол ― Сергей Шнуров. Перед вылетом он находит астролога. Это Натали Портман в плаще с надвинутым капюшоном, после консультации она улетает на одном из челноков. Предсказание заключалось в запуске межпространственных окуляроботов для обновления глаз, теперь люди могут видеть сокрытое.

ГАШИШ И ОПИУМ: не роскошь, а средство передвижения
stan_ok_lee
Анастасия Романова, Андрей Полонский:
ГАШИШ И ОПИУМ: не роскошь, а средство передвижения

Существуют две версии человека. Согласно одной, назовем ее официальной (не канонической - потому что существуют тысячи способов расшифровать и прокомментировать канон) - каждый из нас - плод полноценного творения (завершенной комбинации дхарм) с определившейся задачей (абсурдным отсутствием смысла). Согласно другой, человек - существо становящееся (разрушающееся), то есть творение продолжается в истории, а нынешний двуногий - "нечто, что следует преодолеть". Из этих двух противоположных точек зрения вытекает и разное отношение к наркотикам и ядам, способным размыть точные контуры воспринимаемой нами вселенной.
Если брать данный нам в миллиардных тиражах плотский образ, отмеренную каждому жизнь как безусловную ценность, наркотики - оружие разрушения и потому зло. Если же воспринимать свою судьбу как путь, а тело как объект для опыта - они, пусть иногда и грубое, но средство передвижения, своего рода реактив духовной и умственной жизни. Техника безопасности требует запретить и уничтожить. Но сама проблема безопасности в конечном счете может быть снята одной единственной аксиомой , утверждением неотменяемости смерти.
У наркотиков есть еще одна очень важная роль, о которой сегодня часто говорят. Они быстро и надолго выводят личность из социального круговорота. Для власти и повседневного обихода такое их свойство постоянно таит угрозу. Но индивидуально, для каждого, снижение общественного напряжения оборачивается то крушением, то торжеством.

В предлагаемых вам очерках вы не найдете рассказа о личном опыте авторов, хотя им знакомы и сладость контроля, и очарование бурбулятора (хм!). Нет здесь и прямых инструкций по употреблению, тем более, что их знает каждый продвинутый школьник. Речь в данном случае идет исключительно об истории цивилизации, не больше, но и никак не меньше...
Можно считать, что это слегка культурологическое повествование об опиуме и гашише адаптировано для максимально широкой аудитории.

А.П.

Андрей Полонский:
ВКРАДЧИВЫЙ И ВСЕСОКРУШАЮЩИЙ

Он давно стал частью культуры. Трубки с длинным мундштуком, брикеты по семьсот пятьдесят грамм в официальной расфасовке девятнадцатого столетия с английскими, персидскими, китайскими надписями, спиртовая настойка лауданум, годная ото всех болезней и в любое время года. Опиум. Незаменимый элемент британского и французского имперского стиля. Ост-Индская кампания выращивала мак на землях вице-короля и экспортировала опий-сырец по всему миру. Королева Виктория провела из-за него две маленьких победоносных войны с Китаем. И все были счастливы.
Сагиб в Пенджабе, было заснувший в кресле-качалке, требовательно звал мальчика-сикха, у него поминутно гасла трубка. Чиновник в Сиаме после службы шел в опиумокурильню, отдохнуть от трудов праведных. Вернувшийся в метрополию британский офицер, что ему паб? - с удовольствием крошил себе в табак прикупленный на Оксфорд-стрит у знакомого малайца превосходный бирманский опий.
Нынче это осталось на страницах книг и на ослепительно-белых полотнах кинематографа. У Маргарет Дюррас, многолетней возлюбленной французского президента Миттерана, в романе "Любовник" … она, дочь бедных колонистов, которая его, героя, якобы не любит и неделю спустя отправится на его деньги с родственниками в Париж, идет простится… а он, послушный сын китайского миллионера-опиоторговца, лежит в курильне, тянет свою трубку и видит ее далеко-далеко, сквозь пленку быстро несущихся облаков. В знаменитом фильме того же названия эта сцена будет выдержана в красно-черно-коричневых тонах, в классических цветах опия. Или еще один живописный эпизод, на сей раз из триллера на викторианский мотив. Джонни Депп, уже догадавшийся, что жуткий Джек Потрошитель - ни кто иной, как придворный лекарь королевы Виктории, через жженный сахар бережно капает лауданум в стаканчик абсента. Он все увидит, он везде опоздает.
Курительный опиум, единственный на свете правдивый наркотик, - как пел о нем французский поэт-сюрреалист Андре Бретон, - постепенно удаляется в историю. У несчастных наркоманов и довольных наркоторговцев коммерческую ценность получили более практичные и смертоносные химические вытяжки - героин, метадон, китайский белок триметилфентонил. Но это скорее для полицейских хроник, у одноразового шприца и двукубовой дозы нет шансов стать частью светского ритуала. Однако опий вновь входит в моду, только уже в другом качестве. Как образ, как метафора, - посеребренный временем, но все такой же черно -коричневый, как та земля, на которой цветут маки. 5 мая 2004 года на аукционе sotheby`s в Нью-Йорке за рекордную сумму $ 104 млн. 168 тыс. была продана ранняя работа Пабло Пикассо "Мальчик с трубкой", изображающая юношу с трубкой для опиума в левой руке. По всему Парижу идут толки об удивительной домашней коллекции опиумных трубок и акссессуаров, принадлежащей Пьеру Арно Шуви (pierre-arnaud chouvy), известному антопологу и специалисту по культурам Индокитая. Видимо прошлое, тем более утраченное и запретное, всегда притягивает нас: его кошмары отступают, а рецепты удовольствия воссоздают неповторимой аромат отоснившейся эпохи.

Цветы былых времен

Опасные и пленительные свойства мака известны с глубокой древности. В середине второго тысячелетия до Р.Х. египтяне поставляли сушеные маковые головки на восток и на север, в Европу и в Азию. Фараон-реформатор Эхнатон придавал маку особое значение в своих гелиоцентрических обрядах. Тутанхамон, чью мумию, блуждающую по белу свету, мы имеем честь лицезреть время от времени в наших музеях, опаивал опийным соком своих возлюбленных. В ведической Индии белый сок маковых головок входил в состав легендарной сомы, напитка богов и браминов.
В классической античности об опии знает уже Гомер, о нем пишут Теофраст и Плиний. В арабское средневековье он получает особое распространение в городах халифата, - мусульманам было запрещено пить вино, но Пророк не сказал ни слова о запрете на иные виды опьянения. Именно опийным соком опаивал и гашишем окуривал своих ассасинов Низар, сын фатимидского халифа ал-Мустансира. От искаженного achachin проникло в европейские языки слово assassin - убийца.
В 16 столетии вернулось в Европу и пристрастие к опийному маку, - Парацельс представил свои "пилюли бессмертия", в состав которых входил laudanum, сок цитрусовых и чистое золото. Столетием позже путешественники, возращавшиеся из колоний или из Османской империи все чаще привозили с собой madak - причудливую смесь табака и опия, распространившегося по всей Евразии, от южных пределов Китая до европейских владений Порты. Но по-настоящему сок мака вошел в моду в европейских гостиных в середине 18 века, когда в очередной раз французы полюбили все восточное - конфуцианство, шоколад и, разумеется, опиум.

Век девятнадцатый, железный…

Почти весь девятнадцатый век опиум в Европе и в США продавался совершенно свободно. Несмотря на первые тревожные сообщения медиков, он часто считался чуть ли не полезнее алкоголя, - по крайней мере лауданум, опийная настойка на спирту, долгое время стоила дешевле пива, вина и виски. К тому же новая волна распространения опиума в Британии и во Франции всегда совпадала с борьбой за народную трезвость. Так или иначе, но за несколько поколений к этому наркотику пристрастились не только представители богемы и утонченные искатели новых ощущений, но и жители пригородов, люмпена и фабричные рабочие.
В результате производство и торговля опиумом-сырцом превратилось к исходу столетия во вполне уважаемую и главное очень доходную отрасль бизнеса, лояльное отношение к которой сохраняли даже самые консервативные люди. Казенные фабрики по производству опия-сырца в Британской Индии приносили постоянный доход Британской короне. Распространяя опий в Китае и по всей Юго-Восточной Азии, англичане компенсировали свои военные расходы, прежде всего на содержание гарнизонов в колониях. При этом они, разумеется, не могли, а главное не очень-то и стремились уберечь от наркотика метрополию. В европейском обществе по отношению ко всему кругу этих проблем существовало очень спокойное отношение, и мало кто сочувствовал китайцам, без успеха дважды воевавшим с Британской империей за свое право запретить у себя опиум.
С 70-х годов привычка курить опиум стала активно проникать в США. Опиумные курильни появились в Чикаго, Сан-Луисе, Новом Орлеане, чуть позже в Нью-Йорке. Еще через десять лет в Америке трудно было найти хоть один крупный город, где бы не был представлен бизнес на опийном маке. Относительно терпимое отношение к наркотикам в Соединенных Штатах сохранялось до первой мировой войны. Так, в 1906 году был принят pure food and drug act, разрешавший торговлю товарами, содержащими алкоголь, опиаты, кокаин и гашиш, и только the harrison narcotics tax act от 1915 года ограничивал торговлю наркотиками медицинскими нуждами и вводил на нее дополнительный налог.

Упоение и пытки

Войдя в европейскую жизнь, опийный мак естественно вошел и в европейскую культуру. Классикой жанра здесь заслуженно стала "Исповедь англичанина, употребляющего опиум", изданная в Лондоне в 1821 году Томасом де Куинси. В книге со всей обстоятельностью человека начала позапрошлого столетия описывается сперва "упоение", а потом и "пытки" опиумом.
Томас де Куинси трубки не курил, он пользовал капли лауданума, и на долгие годы распорядителем кошмара и блаженства стал для него аптекарь. Английский автор первым определил и отличия опиума от алкоголя, - мак погружает личность в пограничное состояние, но при этом гарантирует постоянную ясность ума, сулит даже некоторый восторг от умственной деятельности. Не мудрено, что еще долгие десятилетия этот наркотик будет любимым зельем философов и поэтов…
Но занятно, что даже описывая "пытки" от опия, Куинси передает некое сладострастное ощущение. Чувствуется, что вряд ли он мог бы и хотел бы отказаться от таких страданий: "Под сень грез своих я призвал все созданья тропической жары и отвесных солнечных лучей: птиц, зверей, гадов, всевозможные деревья и растенья, ландшафты и обычаи всех южных земель - и все это сбиралось в Китае или Индостане. Меня пристально разглядывали, меня обсуждали, хохотали и глумились надо мною обезьяны и попугаи. Я вбегал в пагоды и мгновенно застывал, то на верхушках их, то в потайных комнатах: я был то идолом, то священником, мне поклонялись и меня же приносили в жертву. Я бежал от гнева Брахмы сквозь все леса Азии, Вишну ненавидел меня, Шива подстерегал повсюду… На тысячи лет я был заключен в каменных гробницах, захоронен в узких подземельях… Крокодилы дарили мне смертельные поцелуи; я лежал в мерзкой слизи, среди тростника и нильской травы…Прежде то были лишь нравственные да душевные муки, отныне боль причинялась моему телу: уродливые птицы, змеи, крокодилы терзали его, причем от последних я претерпевал особые мучения… Страшная рептилия так часто посещала мои сны, что много раз одно и то же видение прерывалось однообразно: я слышал нежные голоса, зовущие меня, и тотчас просыпался - полдень был уже в силе и дети мои стояли, взявшись за руки подле постели… О, как пугающе была сия перемена: вместо крокодилов, чудищ и уродов я замечал близость невинных существ".
Эта же тема "смещенного сознания" любопытно развивается у Эдгара По. В предисловии к знаменитому "Овальному портрету" (это предисловие, кстати, не вошло в пуританские издания 20 века), автор размышляет, как он увидел свой сюжет: "Мне и в голову не приходило, что доза чистого опия, которая кажется мне ничтожной, на самом деле может быть огромной".
Представлена опийная тема и в русской литературе. У Гоголя в "Арабесках" главный герой идет к персу за спасительным зельем, а несчастная Анна Каренина без лауданума вовсе не может уснуть.
На самом деле, когда человек употребляет опиум, дистанция между его личностью и его воображением становится едва различимой. Он сам как бы входит в ткань мира, созданного веществом. Автор превращается в персонажа, текст сочиняет он, опиум, вкрадчивый и всесокрушающий. И вот уже Теофиль Готье удивлен, какая невероятная порция опиума необходима его другу, немецкому поэту Генриху Гейне, чтобы 21 мая 1848 года заставить себя встать и совершить последнюю прогулку по весеннему Парижу. А "черный король" русских символистов Валерий Брюсов идет на службу к большевикам и записывается в партию, лишь бы не потерять в дикие годы военного коммунизма свою ежедневную дозу. И только хитрец Жан Кокто сумел дожить до глубокой старости, воспевая китайские фонарики мака и оставляя пару раз в неделю своему воспитаннику и возлюбленному Жану Маре на ночном столике небольшую облатку наркотика.

Кулак Большого Запрета

Десятые годы 20 столетия стали водоразделом в мировой истории опия. Первая международная конференция по наркотикам, созванная в 1912 году в Гааге по инициативе Соединенных Штатов, закончилась подписанием конвенции об ограничении производства, продажи и потребления опиума, морфина и кокаина только медицинскими целями. Уже после Первой мировой войны, с 1920 по 1940 год ведущие страны мира ввели у себя соответствующие законы, которые со временем только ужесточались. На Конференции по ограничению товарооборота тяжелых наркотиков от 1936 года особо много говорили об образе наркотиков в общественном сознании. Было предписано воспринимать их теперь исключительно как "зло и аморальность".
В 1961 годы страны – члены ООН заключили Единую Конвенцию по наркотическим веществам, которая объединяла предыдущие прещения и требовала дополнительных мер по предотвращению производства, продажи и потребления запрещенных веществ.
Но запретный плод, как известно, сладок. Только вкушение его должно стать более быстрым и менее заметным. Традиция курения опиума, медленная и отягощенная ритуалами, аксессуарами и привычками к покою, уступала место более простым и откровенно противозаконным пристрастиям. И только люди, решавшие на более или менее открытый конфликт с законом, вызов эстетского толка, могли позволить себе по старинке курить чистую вытяжку мака, устраивать для себя и для своих друзей опийные вечеринки, как то делали в 30-х годах французские поэты сюрреалисты из группы le grand jeu Рене Домаль, Андре Гайяр и Роже Лекомпт, а в 60 – е – студенты Нью-Йоркской киношколы – перед показом выпускных работ. Как бы то ни было, и сейчас в Амстердаме, в самом, наверно, свободном городе Европы, в двух-трех кафешопах к вам может подойти человек и негромко спросить: "Не желаете ли покурить опиум? Желаете? Тогда идите со мной".

Золотой треугольник и Золотой полумесяц

В современном мире производство мака завязано в тугой узел геополитических проблем. Сосредоточенное по преимуществу в двух знаменитых регионах – Золотом полумесяце (Иран, Афганистан, Пакистан) и Золотом треугольнике (Мьянма - Бирма, Лаос, Таиланд), - оно порождает множество домыслов, страхов, страстей и жутковатых преданий.
В Афганистане борьба между таджиками и пуштунами за доходы от маковых плантаций, - по версии многих экпертов, - стала одной из главных причин гражданской войны и американского вторжения. Именно опий и связанные с ним деньги–власть делают фактически недоступной для контроля центрального правительства знаменитую Северо-Западную провинцию Пакистана, родину талибов и место дислокации большинства тайных лагерей Аль-Кайеды.
Еще больше похожа на сюжет захватывающего боевика история Золотого треугольника – территории на границе Бирмы, Лаоса и Таиланда, где выращивают лучший в мире опийный мак. Когда-то после гражданской войны в Китае сюда ушли регулярные части гоминдана. Опий стал единственной мирной профессией детей и внуков солдат и офицеров армии Чан Кайши. Ситуация усугубляется тем, что на территории Мьянмы местные маоисты и наркобароны создали несколько независимых государств – Федерацию Карен, Республику Качин, Кая. Эти страны, разумеется, никем не признаны, и никто не способен заставить их правительства подчиняться международным законам.
Всеми делами в Золотом треугольнике заправляет гангстерская империя "Бамбуковый союз" со штаб-квартирой в Тамбее. Большинство боссов "Союза" тесно связана с властями и чиновничьей верхушкой Тайваня. Так, недавний их лидер Чэнь Цили – сын члена Верховного суда этого китайского острова.
Самая доходная статья у "Бамбукового союза" - контрабанда опиатов. И не случайно именно в Гонконге (до перехода его под юрисдикцию Китая) и Тамбее дольше всего сохранялись последние классические опиомокурильни, те самые, которые мы привыкли видеть в фильмах по сюжетам вековой давности.
Подстать этой земле и судьбы ее героев. Один из самых могущественных главарей опийной мафии Чан Шифу (он же Кхун Са) по прозвищу "генерал джунглей" в юности был сыном полка одной из гоминдановских частей. По преданию – отец его богатый китаец, женившейся на русской княжне, жившей в Шанхае. Собственная армия Кхун Са в несколько десятков тысяч штыков многие десятилетия успешно противостояла другим гоминдановским частям и регулярным дивизиям Таиланда и Мьянмы. Именно с его именем связана знаменитая битва при Бан-Квана в Лаосе (1967 год), когда гоминдановские войска во главе с генералами Ли Вэньхуанем и Туан Шивэнем пытались перехватить 15 тонн бирманского опия-сырца. Западные наблюдатели поспешили окрестить эти события опийными войнами 20 столетия.
В 90-е годы Кхун Са, обложенный агентами секретных служб из Таиланда и Мьянмы, скрывался в нескольких охраняемых бункерах в глубине джунглей. В конце концов такой дискомфорт надоел одному из самых богатых людей на земле, и он в январе 1996 года попросту пошел на мировую с бирманским правительством. Кстати, это, - как говорят наблюдатели, - обошлось ему в сумму, совершенно несопоставимую с размерами его капитала.

Изыдите, непосвященные

Вещества, изменяющие сознание, сопровождали человечество на протяжении всей его истории. И только в 20 столетии они подверглись остракизму, против них началась нешуточная борьба – не на жизнь, а на смерть. Корень этого явления – в угрозе массовых эпидемий пристрастия к наркотикам. Прислушаемся к словам Мирча Элиаде: "Запретные вещества, так же, как и тайные практики, немыслимы без посвящения. Опиум, который может верно служить жрецу и поэту, убьет профана, превратит его в животное. Культура тайного немыслима без знания и без ритуала".
Впрочем, как бы ни было, классический опиум уже отходит под благодатную опеку музы истории Клио. В 2004 году это окончательно доказали власти Тайланда, открывшие на севере страны, в сердце Золотого треугольника на берегу реки Меконг уникальный Дворец Опиума. Затратив на строительство музея $ 10 млн., его устроители уверены, что богатые европейские и японские туристы будут счастливы увидеть настоящую маковую плантацию, прослушать лекцию местного фермера о стадиях производства опия-сырца и, наконец, посмотреть кино про страшные последствия привыкания к наркотику. Опиокурильня, разумеется, не предусмотрена.

ГАШИШ И ОПИУМ: не роскошь, а средство передвижения №2
stan_ok_lee
Анастасия Романова:
ЗЕЛЕНЫЕ РЕКИ РАЯ
Современный эссеист и философ Паскаль Киньяр как-то иронично заметил, что истинные причины многих исторических событий кроются в безотчетной тоске по утерянному раю. Войны, революции, географические открытия, государственные перевороты, игры власти, религиозные запреты, - все это имеет тайный подтекст, указывающий на почти патологическое желание человека обрести неземное блаженство, причем желательно здесь и сейчас.
Действенными проводниками через запретные двери людям служили всевозможные опьяняющие вещества. Благодаря им Земля Обетованная оказывалась так близко, как это возможно. Ацтекский пейотль в Мексике, белладонна и мухоморы в якутском и островном шаманизме, опийная лихорадка Китая, загадочная Сома, упоминаемая в древнеиндийском эпосе Ригведа аж в 1500-х годах до РХ, дионисийский культ вина в античности и многие другие культы окружены ореолом запретного и таинственного.
В большинстве современных стран сильнодействующие, изменяющие сознание вещества, уголовно преследуемы. Однако у каждого запрета есть своя предыстория, дающая кое-какие объяснения, почему волшебные ключики в рай не могут быть общедоступными.
В списке персон non grata почетное место занимает экстракт цветков cannabis indica (конопли индийской), один из самых древних спутников цивилизации, особо почитаемый у разных народов за свои сверхъестественные и целебные свойства. В Индии - это банжи, в Африке - терьяки, в Алжире и Аравии - маджунд, но самое известное название снадобья все-таки - арабское "hashish"
В Европу культура употребления гашиша пришла куда позднее, чем табак, кофе и опиум.. В начале 19-го века египетская экспедиция Наполеона, столь неудачная в военном отношении, но удивительно успешная в культурологическом плане, обеспечила Франции 24-х томную энциклопедию "Описания Египта", а также различные виды гашиша, собранные и лично изученные императорским лейб-медиком, который как бы заново открывал свойства снадобья, даже не подозревая, какой оглушительный успех возымеет у любознательных современников еще один проводник в искомый рай, пусть даже искусственный.

Конопляные поля древности

Наиболее архаичные упоминания конопли и получаемого из нее гашиша встречаются в документах Древнего Востока. В лечебнике китайского императора Шень-Нуна (2737 г. до н.э.) гашиш встречается как лекарство от кашля, желудочного расстройства и подагры. Около 220 года н. э. врач Хуа То настоятельно рекомендовал конопляные препараты в вине как анестезирующее средство: “Через несколько дней или по истечении месяца пациент обнаружит, что выздоровел, не испытав ни малейшей боли во время операции”. Чуть позже каннабис в Китае стали использовать как панацею от душевных расстройств. О гашише как о священном снадобье упоминается в древнеиндийских индуистских эпосах. Считается, что напиток из конопли - indracarana - подарил людям Шива. "Там, где вольная жизнь, в третьем небе небес, где сияют миры и лучатся, там бессмертным ты сделай меня. Там, где счастье, восторг, там, где радость с довольством живут, где достигнуты все желанья желания нашего, там бессмертным сделай меня!", - из уст в уста передавали брамины ведические гимны.
Конопля была хорошо известна в Античном мире. Римский специалист по естественной истории Плиний (23—79 гг. н. э.) приводит фрагмент из Демокрита, касающийся растения под названием thalassaegle, или potamaugis: "Приятное весьма питье, оно вызывает бредовое состояние с причудливыми видениями. Растет на горе Либанус в Сирии, на горной гряде Дикте на Крите, а также в Вавилоне и в Сузах в Персии. Настой его наделяет магов способностью к предсказанию. При приеме внутрь с миррой и вином возникают зрительные образы, вызывая самый неумеренный смех".
У Геродота встречаются описания обряда очищения у скифов, кочевого племени центральной Азии. Скифские воины перед сражением устраивали в шатрах парные бани, бросая на раскаленные докрасна камни семена конопли.
Гашиш был неотъемлемой частью застолья в мусульманских странах,. Чаще тамада предлагал его гостям как средство увеселения души вместо запрещенного Кораном вина. Его ели как изысканное яство - давамеск (dawameck) и запивали густым черным кофе, предаваясь долгому плетению бесед, - в мистерии "Тысяча и одной ночи" не раз встречаются сладости, под действием которых с простыми горожанами Багдада творятся царственные чудеса. Курить гашиш, в отличие от индийского традиционного чилама - курения трубки из мыльного дерева, арабы научились позже, тогда же, когда узнали о табаке.
В конце 13 века знаменитый итальянский путешественник Марко Поло, странствовавший сорок лет по загадочному Востоку, привез в Европу сотни диковинных историй, и в том числе легенду о "Горном старце" Ибн-эль-Сабахе и о земном рае ассасинов. assassin - в переводе с французского убийца - не случайно имеет этимологические корни с арабским "hashishin", поедатель гашиша. По легенде Горный Старец, шейх крайних исмаилитов и коварный убийца, опаивал юношей, и пока они спали, выкрадал в свой величественный дворец, расположенный высоко в горах и окруженный неприступной стеной. Во владениях старца волновались тенистые сады, били фонтаны, текли кисельные реки, на берегах пели и танцевали луноликие гурии, благосклонные к вновь прибывшим. Разумеется, ни у кого не возникало сомнений, что они попали в Рай. Гурии подносили сладости, содержащие маслянистый экстракт цветков конопли, и добровольные пленники чувствовали себя на седьмом небе. Для того, чтобы вернуться обратно в грезу, ассасины должны были безоговорочно выполнить приказания властителя рая. Поедатели гашиша прослыли самыми отчаянными убийцами, уничтожавшими неугодных Ибн-эль-Сабаху политиков в собственных постелях, и запомнились особенным бесстрашием с которым они расставались с жизнью, твердо уверенные, что вернутся домой на обетованную землю .
Европейские современники Марко Поло, умевшие плести из конопли канатные веревки, но не знавшие гашиша, и не подозревали, что спустя пять веков эта история зазвучит по-новому, и сказание о "Горном старце" станет излюбленной темой парижских гостиных за угощением модным давамеском. "Сваренный в масле с фисташками, миндалем до получения своеобразного, довольно приятного на вкус конфитюра, весьма напоминающего повидло из абрикоса", - описывает этот кулинарный рецепт Теофиль Готье через несколько дней после того, когда Ж.-Ж. Моро де Тур, путешественник и психиатр, впервые предложил другу "драгоценное вещество".

Клуб любителей гашиша

Европа 19-го столетия кипела новыми интеллектуальными идеями и страстями. Романтизм, эзотерика, пристрастие высшего света к паранормальному в сочетании с сильно распространившимся опием или каплями лауданума, - все это провоцировало наиболее ярких и смелых представителей своего времени на новые эксперименты, связанные с диковинами Востока. Государственная политика ни коим образом не регулировала употребление экзотических веществ внутри страны. Бонапарта и французскую администрацию в Египте скорее интересовали коммерческие выгоды по импорту конопли, впрочем, также как и англичан, объявивших в свое время монополию на импорт индийского опиума в Китай.
Французские власти так и не смогли разобраться с греческими контрабандистами, контролировавшими гашишные торговые пути в Египет, а Европа уже знакомилась с новым восточным снадобьем, хорошо зарекомендовавшем себя в высшем свете. "Жажда идеала столь велика в человеке, что он изо всех сил тщится ослабить путы, привязывающие душу к телу, он пьет для радости, курит для забвения, глотает для безумства, - все это в форме вина, табака и гашиша", - пишет Теофиль Готье, один из основателей парижского "Клуба гашишистов", обитавшего с начала 40-х годов в старинном отеле “Лузан” времен Людовика xiv, на Иль Сан-Луи. Завсегдатаями клуба стали известнейшие персонажи артистической богемы французской столицы - Шарль Бодлер, Жерар де Нерваль, Артюр Рембо, Александр Дюма и Оноре Бальзак, и так далее, и тому подобное... Вот как описывал клуб Теофиль Готье : "Войдя туда, посетитель отступал на несколько веков назад. Казалось время, которое столь быстротечно, не коснулось этого здания... Стены, отделанные белокрашенным деревом, были увешаны темными полотнами, на огромной печи стояла статуя, будто украденная с аллеи Версаля... Доктор стоял у буфета , где был поднос заставленный маленькими блюдцами японского фарфора. На каждое блюдце, рядом с серебряной ложечкой, он клал зеленоватую пасту или конфитюр, извлеченный шпателем из хрустальной вазы. Фигура доктора излучала воодушевление - глаза искрились, щеки играли румянцем, жилки на висках надулись, а расширенные ноздри с силой выдыхали воздух. "Это будет вычтено из вашей порции рая", - сказал он мне, протягивая мою долю".
Еженедельные встречи в Сан-Луи под чутким руководством Моро де Тур, впоследствии выпустившего работу "Гашиш и душевные болезни", более всего походили на совместное дружеское околонаучное исследование, в большой степени предчувствующее эру психоанализа - нового наркотика для людей будущего века. В клубе было принято делиться своими ощущениями, сокровенными мыслями и догадками, проникающими в тайны "Я" как в источник райского блаженства и адского мучения, многократно усиленными действием наркотика.
Бодлер в своей знаменитой "Поэме о гашише", а также в исследовании "О вине и гашише как двух разных средствах умножения личности" обозначил несколько ступеней действия гашиша. Первое условие, которое необходимо ценителю гашиша для истинного удовольствия - это погружение в абсолютное бездействие: "Всякий совершенный разврат требует совершенной праздности; вы свободны от обязанностей, требующих точности, аккуратности; от семейных неприятностей; от мук любви", - уточняет Бодлер. Помимо хорошего настроения, зачастую сопровождающегося "приступами беспричинного веселья, которых вы почти не стыдитесь", гашиш вызывает такую растроганность и доброжелательность к миру, что в ответ на укоризненный взгляд слуги, принесшего лимонаду, общество клуба воскликнуло: "Как! Как лечить человека, который болен избытком жизни, болен радостью! " Готье же вспоминает: "Все кишело. Ползло, скакало, урчало, дышало, как сказал Гете в Вальпургиевой ночи. Я укрылся в темном углу, откуда мне было видно, как они пустились в пляс, какого не знало ни Возрождение при Чикаре, ни Опера при Мюзаре, короле дикой кадрили. Эти танцоры в тысячу раз превзойдя Мольера, Рабле, Свифта, Вольтера, - выводили своим антраша столь глубокие философские комедии и столь высокую сатиру, приправленную острой солью, что я в своем углу только и держался за бока. Сегодня придется умереть от смеха! - кто-то повторял нарочито жалобным тоном" "Боже, как я счастлив! Какая радость! Я купаюсь в экстазе! Я в раю! Я падаю в пропасть наслаждения!" - восклицания нарастали, сливались, перекрывали друг друга".
На следующих ступенях начинаются настоящие восточные чудеса, к которым европейцы не способны по-настоящему ни привыкнуть, ни дать исчерпывающего философского и научного осмысления. Один из участников клуба делился с друзьями ужасом остановленного времени, "которого нет или он ведет себя, как ему заблагорассудится", другой поведал о происшествии с заядлым любителем гашиша, много бывавшем на Востоке, принявшим однажды большую чем обычно порцию давамеска: "Тогда он увидел в своей тарелке звезды, а в супнице - небосвод, затем, отвернувшись к стене, он говорил сам с собой и разражался хохотом с сияющим взором и полном ликования". "Я познал блаженство, которое испытывают духи и ангелы при прохождении сквозь эфир и небесную твердь и которое может составить целую вечность. Невозмутимым взором, очарованный, я разглядывал целое созвездие женщин идеальной красоты, не испытывая вожделения. Прелестные призраки, искушавшие святого Антония, не имели надо мной власти..."
"Далее следует неописуемая напасть, - пишет Бодлер, - это то, что на Востоке называют кайфом, абсолютное счастье. Это одно безмятежное, неподвижное блаженство. Все философские проблемы разрешены. Все насущные вопросы, мучащие теологов и приводящие в отчаяние мыслящее человечество, нашли свое объяснение. Всякое противоречие превратилось в единство. Человек перешел в разряд Богов. Что-то говорит в вас: ты выше всех людей, никто не понимает то, что ты думаешь сейчас. Они даже не способны понять всю глубину твоей любви к ним. Но не стоит ненавидеть их за это, нужно пожалеть их. Перед тобой открыта бесконечность счастья и добродетели. Живи же в одиночестве своей мысли и избегай обижать людей".
И, наконец, финальная ступень, "Кайф превращается в кошмар", - описывает ее Готье, - Берегись, ты окружен врагами, незримые силы стараются удержать тебя. Ты здесь в плену, попробуй выйти!...Завеса спала с моей души, мне стало ясно, что члены клуба, не иначе как духи и колдуны, принявшие образы моих друзей, решившие заманить меня на погибель!"
"Ослабевшие ноги с робостью ведут вас, вы боитесь разбиться, словно хрупкий предмет. Вы не способны к работе, к решительному действию. Вот наказание за кощунственную расточительность нервной энергии. Вы разбросали свою личность на все четыре стороны.", - сетует Бодлер.

Всего несколькими годами позже революции 1848 года, когда смутьяны из студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя свободной продажи гашиша и эфира, Клуб если не прекратил свое существование, то потерял с свою первоначальную миссию. Многие участники его заседаний, не симпатизирующие ни единой из форм массовых пристрастий, признавали, что экстракт конопли опасен и бесполезен для общества, ибо, в отличии от вина, поддерживающего человека физически, гашиш является орудием самоубийства. "К тому же, - пишет Бодлер, - он разъединяет людей, делая из них угрюмых одиночек, погрязших в бездействии. Действительно, зачем трудиться, когда можно одним махом обрести рай, хотя бы на несколько часов в собственной гостиной?".
"Мы как воры, которые прокрались в чужие владения, и упоение от кражи вдруг сменяется тяжелым разочарованием. Слишком высока плата за вход через запретную дверцу, за которой вовсе и не рай, а хитроумная западня Ибн-эль-Сабаха, дарящая короткое блаженство, лишающая рассудка. Зачем разумному и одухотворенному человеку нужны искусственные средства? Подъем духа и воля, - вот все что от нас требуется для преодоления высот, для служения цивилизованному обществу", - говорил на собраниях, лишившихся к тому времени единства взглядов и прежней веселости, Барбаро, философ и теоретик музыки, профессор парижской консерватории.
Запад совершал свой культурный и нравственный выбор. Вряд ли подобные аргументы могли прийти в голову жителям Османской империи, для которых сладости с гашишом были на протяжении столетий привычным угощением после трапезы.

Никто тогда и не подозревал, что очень скоро ворота в искусственный рай будут заперты на тяжелый замок, а по периметру расставлена охрана.


Политические альянсы и голландский сценарий

В 1925 году на Гаагской международной конференции Египет предложил внести коноплю в список наркотиков и опасных фармакологических средств. В 1928 году власти молодой Страны Советов включили в уголовный кодекс статью, ограничивавшую свободный оборот конопли.
И все-таки главным инициатором запрета выступили Соединенные Штаты. В 1937 году сорок шесть американских штатов запретили каннабис, как наркотическое средство, "приводящее к насилию". Это произошло во многом благодаря Гарри Анслингеру, возглавлявшему государственное Бюро по наркотикам и сделавшему себе успешную политическую карьеру на скандале против употребления конопли. После Второй Мировой войны, в 1948 году в вашингтонском докладе Анслингера есть фраза о "коммунистической пропаганде пацифизма в рядах американских вооруженных сил посредством продуктов из каннабиса". В ответ на заявление США СССР ужесточил меры контроля за оборотом конопли, по видимому не желая иметь ничего общего с "погрязшей в разврате буржуазной богемой" (слова из постановления ЦК).
В 1961 году в Париже подавляющее большинство европейских стран, а также Россия, Китай и Соединенные Штаты подписали Конвенцию ООН по наркотикам. С этого момента за употребление, перевоз и хранение каннабиса грозило тюремное заключение.
Несмотря на суровые законы, в 60-х годах 20 века, гашиш вернулся во Францию вместе с хиппи, рок-музыкой и маоизмом. Лишенный сакрального и декадентского шлейфа, он занял весьма скромное место, уступив мощным психоделическим наркотикам - ЛСД и псиллоцибиновым грибам, при помощи которых разноцветная толпа собиралась штурмовать небеса. "Клокочущие целлофановые небеса", - пропоет Джим Моррисон в конце 60-х годов.

В настоящее время во многих европейских странах закон более ли менее лояльно относится к потребителям легких психотропных наркотиков, лишь штрафуя за их употребление в общественных местах. В Гамбург, самый свободный город Германии - со всей Европы приезжают туристы за наркотическими экспериментами в ночных танцевальных клубах, на юге Франции гашиш повсеместен, на центральных улочках Тулузы летом стоит весьма красноречивый запах курящегося марокканского снадобья, перемешанного с табаком.
Но традиционно центром свободных наркотиков Европы был и остается Амстердам. И пусть городские власти запрещают распространение наркотиков на улицах города, их можно легально купить в кафе - шопах, которые встречаются на каждом углу. Город живет в круглосуточном режиме, из кафе в кафе фланируют туристы со всего мира и местные жители, говорящие на десятках языков. Сотни тысяч глаз красноречиво говорят: они нашли свой искусственный парадиз на эту ночь. И утром будут искать его снова.

http://www.russianpoems.ru/news/a-38.html

Хайку Кавказу и Лермонтову
stan_ok_lee
Приезд

Вечерний приезд
Два путника и извозчик
Фонарь засветился, встретила смотритель.

БешТау

Пять великанов вдали,
Приближаются к нам.
Сейчас будем на земле лакколитов!

Теперь гора Машук видна.
После поворота исчезла,
Как-будто была похищенна туманом...

На въезде в город родона
Старые трубки поют ветром,
Они при входе в жилище горца.

Здание с лесами модернизма
Это вороная решетка
Защищает одинокий кондиционер

Серо-водородом насыщен
Старый Провал
Там уж давно устал отдавать билеты Остап.

Носы протерты у латунных актеров
Нет больше их,
А были ли они?

Путь к Храму Воздуха

Веду фотоохоту на белок
Шустрые очень
Летают с дерева на дерево

Ищу в луче тропинку,
Вижу парочку: кот и кошка
Греются у воздуховода.

Любимая приручила белку,
Я приручил синицу
Вместе мы любим живое!

Стрельба в тире:
Пытаюсь попасть в меха-белку
Промахиваюсь, попадаю только в тенгу.

Вдали равнины гор,
Вблизи роща
Аллея Победы здесь рядом.

Орел сидит
На красных глыбах,
Он уж застыл на века в металле.

Прийдя к храму,
Увидел библиотеку древних.
Там мечтают об электроовцах андроиды

Капсулы в воздухе
Туда сюда летают...
Поставил веточку ели вместо флага

Цигун практика
Управляет ветром
Над Долиной Роз.

Старый, ржавый коллектор
Сзади демоны идут,
Разговаривают о карбюраторах.

Мимо грота идем
Любимая на мосту
Слушает песнь воды и ветра.

Краткое руководство для Путешествий во времени
stan_ok_lee
Здравствуйте!

Мы являемся первым агентством Путешествий во времени, предоставляем дублирование воспоминаний на неопределенное количество времени, с учетом временного фактора 1 секунда равна одному часу, с последующей отправкой назад по оси Омикрон, то есть временной, для некоторых изменений горизонта событий прошлого, за отдельную плату разумеется. Все туры являются экскурсионно-познавательными, наполнены событиями из Вашей памяти, без каких-либо вмешательств с Вашей стороны, бесплатны, ибо плата одна - это интеграция общей метрики событий и последующего перемещения в параллельные, событийные триггеры других горизонтов будущего и настоящего.

Что же есть время, ежели не критерий жизни нашего "Я"? Наша биосфера рушится из-за разрыва взаимосвязей человеческой персональности с обстоятельствами ее бытия. Начинается гибель. И это гибель субъективного времени - в итоге существование людской сущности делается недосягаемой для эмоционального фона всех живущих. Безжизненной среди находящихся вокруг.

Время течет сквозь человека, для того чтобы, воплотившись, была возможность ему реализоваться в индивиде. Однако я не привожу в пример линейное время, значащее вероятность поспеть что-то совершить, осуществить какое либо действие. Действие - итог, а я рассуждаю, в данном случае, об обстоятельстве, ассимилирующей индивида в высоконравственном смысле.

История - пока что не есть Время. И развитие всего мироздания соответственно. Имеются ввиду очередности. Время - это квинтэссенция преобразования. Огонь, в коем проживает тритон людского духа.

Время и воспоминания смешиваются между собой - они подобны двум сторонам Луны. Явно видно, что за пределами времени никак нет и памяти. А память или Нейро-кэш, определение очень не простое, и перечисления абсолютно всех его особенностей не хватает, для установления всего того количества ощущений, которыми он в нас функционирует. Нейро-кэш определяется Сумрачным Квазипространством. Пускай, к примеру, кто-то поведает о собственных воспоминаниях из детства, и допускается точность этой отметки, что у нас очутится источник, дающий возможности извлечения общего кода личности индивида. Личность, потерявшая доступность Нейронного кэша памяти, обнаруживает себя в ловушке некой ирреальной жизни - теряясь во времени, слетая с оси Омикрон, индивиду не получается застать взаимосвязь с социумом и общим миром вокруг, в данном случае его ждет сумасшествие.

Ходит бытование, что время невозвратно. Так может быть в значение, что прошлого никак не вернуть. Однако, что есть по своей сути - "прошлое"? То, что уже сейчас миновало? Тогда что же такое - "прошло", возможно в случае если в любом прошедшем событие есть закладка в другую, недоступную действительность данного момента? Далекое прошлое, в установленном значении, гораздо ощутимее либо гораздо стабильнее, сильнее этого данного момента. "Здесь и сейчас" изменчиво и выгружается, подобно электроимпульсному потоку данных из нейронов, в виде единого сигнала, по каналу оси Омикрон, и устанавливает собственную вещественную важность только в памяти Нейро-кэша. На гравировке кольца царя Соломона, где написано: "Все пройдет. И это пройдет", возможно сконцентрировать внимание, что управление временем в моральной норме его значения имеет обратную сторону. Время без следа не исчезнет, потому что представляет собой Нейро-кэш догматической квинтэссенции Сумрачного Квазипространства. Время, переживаемое людьми, остается на уровне духовного опыта Сумрачного Квазипространства, размещающимся во времени.

For SLEDGEHAMMER !!!
stan_ok_lee

FamiLee: Inerdimension Trip Noir
stan_ok_lee



FamiLee: Inerdimension Trip #2
stan_ok_lee



?

Log in