#gama #bomb #thrasher

stan_ok_lee


Experimental freewrite journal "Кувалда"

Psychédélique lettres


Вертухай
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Быллль.. . Фраернулся я - попал на зону.

Быллль.. . С вышки вертухай следит позорный.. .

Но.. . Через колючку мы прорвались с корешком,

Ментам на лапу дал - и снова все пучком !.

Вертухай (дубак, пупок, пупкарь) . - надсмотрщик. Слово блатного жаргона сохранилось с давних времен.

Вот как описывают вертухаев из "Записок Бандитского адвоката" :
Вертухаи в следственных изоляторах бывают совершенно разные. Одни -
просто беспредельщики, то есть настолько жестоки в своем отношении к зе-
кам, что многие только и мечтают с ними разобраться. Такими конвоирами
славится Бутырка.
Так, один из конвоиров по кличке Пилотка даже приносил заключенным
цветные порнографические фотографии и, специально открывая кормушку
(кормушка - окошко в двери камеры, жарг.) , показывал их ребятам - бил по
больному месту. Многие же из них сидят месяцами, годами, не видят женщи-
ны.
Другие конвоиры относятся к заключенным вполне сносно, могут даже за
деньги принести с воли сигареты хорошие, какую-нибудь еду.
Для вертухая, например, имеет значение, как выглядит заключенный. Ес-
ли он аккуратно одет, в белых теннисных носках, красивых дорогих крос-
совках и спортивном костюме и при этом еще к нему часто приходит адвокат
или поступают дорогие передачи из валютных магазинов, то, значит, у него
определенный авторитет в криминальном мире и его уважают. А с этим в СИ-
ЗО считаются. .



"Вертухай". - человек на посту; контролер по надзору за заключенными.

"Вертухаться". - кричать; вырываться от кого - либо.

"Вертухало". - вор, крадущий вещи на глазах у людей.

Наконец, вертеть, вертеться по украински - вертiти вертiтися.
Слов вертухать, вертухаться обычные (не уголовные) украинские словари не знают. (хотя тут я могу и ошибаться) .
Нашла еще два объяснения, связанных со словом "вертеть".
1) Надзиратели вертели на пальце ключи, которыми запирали и открывали камеру.
2) Множество охранников ГУЛага были украинцами и произносили стандартный окрик "Не вертись! " по-своему - "Не вертухайся". Заключенные презирали плохо говорящих по-русски надзирателей, вот и прозвали их вертухаями. Такая версия есть у Солженицына. .
"....А в лагерях работа -
Гоп, стоп, не вертухайся,
А лишь бери лопату и кирку.
А если вертухнёшся,
То в карцере очнёшься
И будешь проклинать свою судьбу... ".

Бд-15: Духофон Эдисона
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Томас Эдисон аккуратно расставляет столики в комнате. Затемненной комнате - только тусклый свет свечей, вставленных в подсвечники на стенах. Окна плотно занавешены черной материей, чтобы не проник ни один луч света, чтобы ни один лишний глаз не увидел запретное.
Таинство.
Комната таинств.
Эдисон ставит на каждый столик по фонографу: четыре по углам центрального квадрата, по одному на западе, севере, востоке, и три в вершинах южного равностороннего треугольника. Десять щелчков - пружины раскручиваются, запуская вращение дисков, иголки, покрытые воском, начинают запись.
Эдисон, садится на стул в центре квадрата, кладет ладони на коленки, глубоко вздыхает:
- Папа Легба, вызываю тебя!

Томас Эдисон известен всему миру. Томас Эдисон баснословно богат. У Томаса Эдисона тысяча патентов. Томас Эдисон навеки вошел в историю. Но лишь посвященные знают о его главном изобретении, о самом великом и недостижимом, о шестидесятилетней борьбе, наполненной сотнями поражений. Но Томас Эдисон не привык отступать! Каждый раз, устремляясь на очередной штурм неприступной стены, он видел день победы: день, когда триумфально водрузится флаг над башней поверженного врага; день, когда Эдисон свысока посмотрит на всех великих изобретателей; день, когда Эдисон шагнет прочь от Архимеда, Фултона, Лейбница, Уатта, Ньюкомена, потому что он проложил мост между миром живых и мертвых.
- Папа Легба, вызываю тебя!
Шесть десятков лет поисков, шесть десятков лет борьбы. Бывало Эдисон бросал работу на месяцы после очередной неудачи. Но раз за разом понимал: фонограф, телефонный передатчик, лампа накаливания, аэрофон, кинетоскоп - все это бренно, только духофон лежит за гранью человеческого, только духофон по-настоящему достоин истинного гения.
В начале пути Эдисон почти ничего не знал о мертвых: окружают ли нас призраки или же их обитель лежит где-то по ту сторону: под-над- или за гранью мира живых. Томас пытался найти ответ в оккультных книгах, даже приобрел за сумасшедшие деньги экземпляр "Некрономикона" безумного араба Абдулы Альхазреда, вступал в переписку с Еленой Блаватской и Алистером Кроули, но быстро понял, что они шарлатаны. Эдисон совершенствовал фонографы, которые переделывал в духофоны, годами искал дороги, тропинки, туннели, но ворота в мир мертвых так и оставались запечатанными.

- Папа Легба, вызываю тебя!

Пару лет назад в кинотеатре Эдисон посмотрел мультфильм "Пароходик Вилли". С первых кадров - все стало ясно: цветовая гамма, расположение линий складывались в очевидную картину. На следующий день Эдисон посмотрел "Безумный самолет", чтобы еще раз убедиться. Хотя сомнений не могло быть. Томас набрал номер телефона, который сообщили еще с утра:
- Мистер Дисней, я поздравляю Вас с великолепным мультфильмом! Я не сомневаюсь в его успехе! Он завоюет весь мир! Ваш герой будет жить в веках! Не стоит благодарностей, просто скажите мне, какому дьяволу вы продали душу?!... Вы не поняли! Это не образное выражение! Я знаю, что вы оккультист!
Уолти - как часто называл Эдисон молодого мультипликатора - пробовал отпираться, но через несколько минут сознался, что прообраз Микки Мауса - малоизвестное гаитянское божество.
Эдисон выехал в Лос-Анжелес, где, проведя вечер в приятном обществе Диснея, получил нужный адрес, и на всех парах бизнес-классом отправился на Западное побережье.

- Папа Легба, вызываю тебя!

Вспоминая себя молодого, Эдисон всегда улыбался юношеской наивности. Томас полагал, что мертвые не только ходят среди нас, но и говорят, но столь тихо, что их не слышно. Поэтому в семидесятые Эдисон пытался создать особо громкий фонограф, чтобы услышать шепот призраков. С возрастом, с новыми знаниями пришло осознание: мир намного сложнее: для связи между мирами нужны посредники: существа гораздо сильнее любого человека и древнее всего человечества.

- Папа Легба, вызываю тебя!

В огромном Нью-Йорке Эдисон не без труда нашел подвал-притон, скрытый в толще каменных джунглей. В одной из комнат - стены из деревянных ящиков - в клубах опиумного дыма, сидел гаитянин, умудренный дредами, свисающими до пола. Гаитянец - чернее черного гуталина - поначалу отказывался понимать, о чем идет речь и отвечал только на французском. Но доллары развязывают язык любому и обучают английскому.
Эдисон провел несколько недель в обществе гаитянина: каждый день спускался в подвал притона, покупал увесистую дозу опиума и постигал тайны истинного вуду. Гаитянин происходил из древнего рода, хранил вековые таинства африканского культа, передаваемые из поколения в поколение.
- Эт не какой-то луизитанская хренъ! - восклицал колдун, потрясая курящейся трубкой - Весь этот Луизитаний апсалютный наводел! Ани утратьли связъ! Апряды! Паэтму у тибя ничо-о-о и ни палучалс!
Эдисон кивал, вспоминая неудачные вуду-практики. А гаитянин передавал вековые тайны. Он-то и познакомил Эдисона с проводником между мирами.
В этот раз все сделано правильно: углы обмазаны коктейлем из крови петуха и рома, по периметру стен рассыпаны змейки зерна, табака и кофе.

- Папа Легба, вызываю тебя!

Легкий порыв ветра врывается в комнату, пробегает по материи, сковывающей окна. Пламя свечей сгибается, параллельно полу, на мгновение исчезает, но фитили снова загораются.
- Мистер Эдисон! - вкрадчивый баритон, проникающий глубоко в душу, в унисон доносится из рупоров всех десяти фонографов. - Я так рад снова слышать Вас! Мне показалось, что наша прошлая встреча Вам не очень понравилась, особенно ее концовка.
Эдисон сжимает трость, так что белеют костяшки пальцев.
- Я записываю наш разговор. Хочу, чтобы человечество узнало о мире мертвых. Расскажите нам о нем.
- Я абсолютно не против записи. Пусть все узнают о папочке, понимаете: очень надоедает, когда в тебя одни дикари верят, хочется общества образованных людей. Вы желаете, чтобы человечество узнало о мире мертвых? Это очень важное, обширное и опасное знание. Для начала расскажем человечеству о Томасе Алве Эдисоне.
Из рупоров доносится какой-то скрип, скрежет, лязг металла о металл, звук передвигаемой мебели.
- Если не возражаете, усядусь поудобнее. За время, прошедшее с нашего прошлого свидания, я навел кое-какие справки. В этом мне помогло знание всех языков: сегодняшних, уже умерших и еще не родившихся, ну и кое-какие особенные таланты. Мистер Эдисон, я думаю вы будете рады вновь услышать вашего хорошего друга - Уильяма Уолтера Дунуидди!
Эдисон силится встать, но тело будто врастает в кресло, на ноги кто-то накидывает кандалы, а рот закрывает тугой повязкой. Остается только сидеть, слушать голос из рупора и скрип иголки, наматывающей круги по вращающемуся диску.
- Привет, Томми! - голос Уильяма за десятилетия не изменился. - Ты наверно уже и не надеялся меня услышать. Хех, уже столько лет прошло с нашего уговора, а я не забыл, и много раз пытался связаться с тобой, хотя поначалу, конечно, был сильно обижен. У нас тут со сменой суток и лет не очень, я даже толком не знаю какой у тебя идет год. Но говорят, что ты очень богат, сделал сотни изобретений, семья, жена, дети - все дела. Вошел в историю. Поздравляю, парень - молодец! Поднялся! -Дунуидди тяжело вздыхает. - Всем бы нам так, а я вот, наверно, даже не получу статейки в какой-нибудь энциклопедии или тоненьком справочнике. В лучшем случае, напишут пару строчек в статье об опытах великого Эдисона. Ты уж упомяни в мемуарах про меня, хотя бы в последней главе. О наших опытах. Только напиши все как было. Правду - ничего кроме правды. А я тебе напомню.
Это было лето семидесятого. Ты совсем недавно продал биржевой тикер для "Голд энд Стокк телеграф компани" - получил сорок тысяч долларов! Сумасшедшие деньги! Особенно для того, кто еще недавно получал три сотни в месяц. Ты открыл мастерскую в Ньюарке для изготовления тиккеров. Как сейчас помню: "Поп, Эдисон и компания" набирает инженеров и рабочих. Взяли и меня. Начальником ты был ужасным, как человек еще хуже: сам работал по двадцать часов, от других требовал того же, мы даже не знали, спишь ли ты когда-нибудь. Мы все тебя ненавидели. Но я меньше остальных. Мне нравилась моя работа, механизмы, инженерное дело, я чувствовал сопричастность к великому, к великому человеку.
Однажды ближе к полуночи мы разговорились: делились идеями, планами. И ты, как бы невзначай упомянул о призраках. Я выдвинул свою теорию. Ты - свою. Я был удивлен, что ты веришь в них. Ты был удивлен, что я верю в них. А потом ты показал духофон. Я не поверил своим глазам - прибор, чтобы слышать мертвых. И ты, словно Дьявол, предложил контракт, то есть пари: кто первым умрет, тот попытается выйти на связь, а я был, столь захвачен, окрылен идеей, что сразу же согласился.
Месяц шел за месяцем, мы засиживались вечерами, обсуждая конструкцию духофона. И вот 26 января 1871 года ты сказал, что пришел к выводу: для связи с мертвыми нужно обратиться к оккультным ритуалам и для этого ты раздобыл очень редкую книгу - Некрономикон безумного араба Абдулы Альхазреда. Извлек увесистый том, будто из ниоткуда, бросил на стол передо мной. Я раскрыл книгу, пальцы, словно прилипли к страницам, с которых повеяло злом и смертью. Я поднял взгляд, чтобы предупредить, но тебя уже не было передо мной. Спиной я почувствовал, что ты сзади.
А в следующий миг обжигающая холодная стальная боль пронзила горло. Я силился крикнуть, взмахнуть руками, встать со стула - и все это одновременно, и на все это не хватало сил. Я чувствовал, как что-то теплое разливает по моей груди, сползает по животу к ногам.
В одно мгновение меня будто вытолкнули из тела, и я увидел все со стороны: уже мертвого себя, свалившегося на пол, кровь залившую стол, стул и паркет. Ты метался по комнате, включая все духофоны, и причитал:
- Уильям! Уильям! Уильям! Выходи на связь! Я записываю тебя! Уильям! Я тебя не слышу!
Тебя не волновало, что тело твоего друга валяется на полу, тебя не волновало, что ты убил меня. Тебя было важно только твое изобретение, только твое открытие!
Но я разговаривал с тобой! Я слал тебе проклятия: проклинал тебя, весь твой род, всех твоих детей! Я пытался достать кинжал из шеи своего тела, чтобы заколоть тебя, я бил тебя по лицу, вырывал волосы, выдавливал глаза. Но руки призрака бессильны в мире живых. Я хотел плакать, но слез не было!
А потом появился старик на костылях, одетый в широкополую шляпу из соломы и курящий трубку. Он улыбнулся мне, протянул раскрытую ладонь, я вложил свою руку в его и навсегда избавился от всех тяжестей мира живых.
Голос Дунуидди исчез, и через скрип и скрежет, вновь пробился баритон Папы Легба.
- Мистер Эдисон, что вы можете сказать в свое оправдание? Да ничего не говорите. Вы, великие, всегда были такими: шли по головам, по трупам, не замечая, как хлюпает и хрустит под подошвами. Иначе не получится забраться на вершину, стать первым. Но потомкам же это не понравится? А как они оценят Вас, если узнают сколько раз вы подсылали убийц к Тесле, а может лучше было признать, что переменный ток победил? А как вы совершенно случайно спасли от гибели сына начальника железнодорожной станции? Или, правильнее сказать, удачно подстроили спасение. А у меня в рукавах еще много историй о вас, но может вам лучше просто признать правду, что говорят призраки из Мира мертвых:
- Томас Алва Эдисон - убийца! - вырывается из первого фонографа.
- Томас Алва Эдисон - хладнокровный маньяк! - истошно орет второй.
- Томас Алва Эдисон - палач! - плюется третий.
- Убийца! Убийца! Убийца! Убийца! - поют десяток духофонов.
Силы, сковывающие Эдисона отступают.
- Уби-и-и-йца!
Эдисон вскакивает со стула, расталкивая столики, бежит к двери.
- У-у-у-бийца!
Тени от свечей ползут по полу и стенам. Скрежет иголок, рвущих пластинки.
- Убийц-а-а-а!
Эдисон хватает кувалду, стоящую возле двери. Заносит ее над головой и
- Ты - убийца!
разносит в щепки ближайший духофон.
Цепь, связывающая с миром духов рвется: скрипы, скрежет, пропадают. Но Эдисон, не в силах остановиться, крушит столик за столиком, фонограф за фонографом. Разбивает на куски рупоры, пластинки, топчет ручки, пружинки, иголки, будто исполняя танец колдуна-вуду.
Когда с последним духофоном покончено, Эдисон, тяжело отдуваясь и опираясь на ручку кувалды, бредет к центру комнаты, без сил падает в кресло, достает из кармана платок, вытирает пот со лба.
Что ж за ужас такой приключился? Просто кошмар какой-то! Страсти какие! Он - Эдисон - убил Дунуидди!? Быть такого не может! Этот парень просто исчез после Рождества семидесятого года! Это просто был голос Сатаны! Отца лжи! Он перевирает, извращает все! Все что он говорит - вранье!
Эдисон никогда никого не убивал. Вообще хватит заигрывать с этими оккультными обрядами. Надо найти какой-то другой способ проникнуть в мир духов. Иначе так и останешься в истории этими лампочками, фонографами и прочим ширпотребом. А способ должен быть! Обязательно должен быть! И он найдет его! Обязательно найдет!
Ведь он - Томас Эдисон - величайший изобретатель в истории человечества!

http://samlib.ru/i/inspektor_p/duhofon_edisona.shtml

Танатософия
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Дени де Сен-Дени
Танатософия
О единстве, двойственности и многоликости безмолвной мудрости

1 Как ослепительно сияние солнца, так притягателен свет луны.
2 Как проникает свет луны сквозь окна, так лучи солнца проникают сквозь листву и освещают землю, над которой возвышается крест.
3 О тополь, как ты, равнодушный к людям, дерзнул заслонить собой сияние солнца?
4 Безмолвен тополь к людским словам, но человек привык.
5 Привыкание вызывает дерзость, ибо человеку неймется умереть.
6 Нельзя дерзнуть смирением, но можно смириться с дерзостью, ибо нет в смирении дерзости, ибо в дерзости нет смирения,
7 Как нет в жизни не-жизни и смерти, так нет в смерти не-смерти и жизни, -
8 Природа едина, двойственна и многолика, так человек в личности один, за душой двойственен, а человечество в себе многолико.
9 О тополь, как ты, дерзнувший заслонить свет солнца, смирился с людскими словами?
10 Кричит воронье на ветвях тополя, вознесшегося над крестом, как вознесся крест над могилой.
11 Кладбище – многолюдное место, двойственное для живых и мертвецов, и единое для многих.
12 О тополь, как ты, вознесшийся над крестом, дерзнул скрыть людей в сени, приходящих от суетных мыслей на кладбище;
13 Как ты, заслонивший свет солнца, закрываешь от взора могилы;
14 Как ты, равнодушный к людям, остаешься безучастным к их слезам;
15 Как ты, попускающий воронье, осмелился возвыситься над крестом человека?
16 В молчании мудрость. Так ли мертвец мудр, какими кажутся его остекленелые глаза?
17 Так ли просто определить мудрость при жизни человека, как легко определить мертвеца?
18 Мертвец не страшен, лежащий в могиле - ужасна мысль, что человек не познает истину, сойдя в могилу.
19 Как мудрец скажет, что в нем есть мудрость? Молчанием.
20 Как мертвец скажет, что он мудрее мудреца, если не вечным молчанием?
21 Как в безмолвии притягателен тополь, так мудрость ослепительна молчанием.
22 Смерть не есть бездна пустоты. Смерть – это врата Истины.
23 Нельзя познать Бога разумом, не познав разумом смерть, ибо Истина – безмолвная мудрость.
24 Слово едино, двойственно и многолико.
25 Слово есть единение всех слов, и с тем оно многолико. Двойственность слова есть выражение вербального и безмолвного.
26 Вербальное слово дано для мудрости и глупости. Безмолвие хранит истину.
27 Как тень скрывает свет, так свет обнажает тень.
28 На словах свет имеет две головы, тьма – как минимум – шесть.
29 Для человека на Земле сутки едины, двойственны днем и ночью и многолики погодой и сезонами, от которых среди света солнца и луны и тьмы сумерек и затмений появляются тени.
30 Как мать ждет первого слова ребенка, так дети ждут последнего слова родителей.
31 Жизнь едина для всех, двойственна приходом смерти и многолика в каждом живом существе.
32 Смерть едина для всех, двойственна чертой предшествующего ей и последующего за ней, и многолика в способах пришествия ее.
33 Готовясь к смерти, человек готовит свой разум к познанию истины, скрытой за безмолвием мудрости.
34 Меньше труда представится тому, кто знает время прихода смерти, ибо только с осознанием смертности, человек начинает жить жизнью, полной бессмертных ценностей.
35 Благо есть не благ приумноженье.
36 Пишущий о смерти глуп, читающий о ней – мудр. Мудрецы назовут глупцом того, кто дерзнул превозносить всуе смерть.
37 Повторяющий вслух о смерти дважды глуп.
38 Однако глупость нередко является спутницей мудрости.
39 Мудрость зачастую является признаком юродивости.
40 Юродивость не благосостояние, это состояние духовного блага.
41 Пишущий о смерти единожды мудр и трижды глуп, как свет имел бы одну голову, а тьма – лишь три.

О цитатах, жизненных часах и моменте смерти.

1. Моя жизнь – это цитата. Всё существование строится на высказываниях.
2. И первое из них: Непрерывное занятие… жизни – это взращивать смерть*.
3. Я родился, и мой жизненный час стал короче**. Но живу – это мое бытие.
4. Я образ и подобие***. Я образ цитаты, бытие мое – подобие.
5. Цитата жизни – лови момент****, цитата смерти – часы.
6. Есть начало – рождение. В начале было слово*****. Так я заговорил, произнес первые слова, и это были цитаты моих родителей.
7. Я начал ходить – дело благородное. А всякое благороднее дело сопряжено с риском******.
8. Год за годом я укорачивал время жизни**.
9. Я слышал цитаты, повторял их, создавал свои.
10. Затем наступил тот момент в жизни, когда необходимо быстро и основательно подготовиться себя к пику жизни – это школа.
11. Но не для жизни мы учимся – для школы*******, ведь от большей школьной учёности человек ещё не делается умным********.
12. Начало умственности, разумение – это и есть величайшее из благ*********.
13. Человек разумен, он познаёт жизнь на опытах своих и чужих. Он живет и благоденствует себе или другим.
14. Я коплю знания моей жизни.
15. Знания - обоюдоострое оружие, которое только обременяет и может поранить своего хозяина, если рука, которая держит его, слаба и плохо умеет им пользоваться**********.
16. Так я понял, что мудрец не уклоняется от жизни, и не боится не-жизни, потому что жизнь ему не мешает, а не-жизнь не кажется злом***********.
17. Жизнь не ограничивается добром, а смерть не ограничивается злом.
18. Жизнь и смерть – это моменты экстремумов ощущений. Если жизнь есть ощущения, то смерть – лишение всяких ощущений************.
19. Если смерть – момент, то жизнь – часы. Но часы – это цитата смерти, а смерть - момент, – значит: цитата жизни – лови смерть, и цитата часов – момент.
20. Отсюда моя жизнь – это цитата, цитата смерти – часы. Моя жизнь – часы.
21. Пока есть время – я живу. Мой час пробил – меня нет. Это моя смерть.
22. Время вечно – вечно я живу.

* Мишель Монтень
** Сенека «Prima, que vitam dedit, hora, carpsit»
*** Бытие 1:26
**** ? «Carpe diem»
***** От Иоанна 1:1
****** Мишель Монтень
******* Сенека «Non vitae, sed scholae discimus»
******** Ваганты «Magis magnos clericos, non sunt magis sapientes»
********* Эпикур
********** Цицерон
*********** Эпикур
************ Эпикур

http://romaeterna.net/forum/index.php?topic=479.0;wap2

Поток электронной воды
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Кража Крушителя Краша

Неожиданно изображение потухло на ТВ-экране, дисплеях компьютеров, рекламных мониторах и любых других визуальных коммуникациях, по радиоприемникам и даже отдельным радиостанциям стало слышно его. Среди помехов и ультрамариновых волн появилось изображение, едва уловимого, силуэта в маске, напоминавшей черный джутовый мешок с прорезями для глаз. Никто наверное и не догадался, что это Враг мироздания №1, Шарк Ментор (он же Наставник Краш). Неуловимый хакер подсознания, что вышел на тропу войны в сетевых реальностях, грабящий и разоряющий киберналетчик. И в этот раз он решил устроить тотальное самоубийство человечества. Ведь его вседозволенность смогла проникнуть в управление двадцати тремя плазменными установками, что держали здесь на орбите Древние из звездной системы Альбемута (Фомальгаута), для решающих эпилогов судного дня. Итак он вещает:

< Сила! Это V. больного построения и да случится преступление, — его голос звучит сквозь маскиратор речи. — «Демократические» вы, Мы — ошибка. Где ваши жанровые сплетения нужные нам, будто общающиеся с самими собой, и с Их СЕКСдемонами мы живем в Обществе нуждающемся в каждом дне, догадывающемся что Я есть Индивидуальность армии 12ти маленьких негритят. Люди тянутся к БОГу и боятся больше, чем совершают операции с кредитными спекуляциями класса B. Общество, чтобы жить, это надо понять в Его мире. С которым нас заставляет встретиться Система. Студенты, внимание, это что-либо посредственное ходит среди нас художественным всплеском, всех самых знающих о помощи объединять нужное оружие, своей электронной дальности не идущей вразрез с оружием Тамерлана, смена в значение своей силы вам дается трудно и сегодняшнее мнение необходимости тоже. В симулякре войда получится отлично сидящий 4й элемент прочности, что собственные симуляторы могут задумывать новым, чтобы была построена Сеть. Нас Новых лазутчиков информации — бывает, наказывают, но жить надо живым настоящим, что может провозгласить: «Нет, Мы электронные Илии и нет других. Все живут мыслями суперсовершенностей числа 16. Оружие одного, говорят, может жить в принципах самого себя, я сейчас управляю и учу сетью, магическим числом 8ми миллионов яеродзу или бесконечностью. Сейчас, этот Манифест не настолько чище тебя. Он объединяет некоторых лишь приводя жить в Паяльнике построенного Империей мира преступности. Конец существует в пятнадцатом внутреннем Законе времени, и как он исходно убивает, электронно живым, Киберпанком 4 ur digramms. Не я произношу эти слова, а Мы которые из сегодняшнего существования имеем Его 6ть сотворений и направлений. >

< Взгляды о том, что Он одно с 17ю разрешимыми конфигурациями римских эпитафий. Долго вы кормили Систему, а трудно, с примера пустотной игры, идти в мир и наказывать человека, потому что мы — это более чем на века. Информация будет с ней или с ним в Ашхабаде, не будет принадлежать нам проявлением изотопов мира. Мы там преступники. Миры в Моём вопросе: заЧто отвечают короли? За появления в скором времени, заставляющих нас изменить этих Тамплиеров, вы бы нам помогли двинуться в эту завуалированность, что Мы вживляем наркодилерам... в наш мир, как учеников 8ми процветаний пути Его. Днем синкретизма национальности, Мы назначим новую истину. Это Мы создаем время, каналами не думающих всюду, ведь Сеть это не 7ое доказательство Булгакова. Представить, что преступникам можно поверить, этим рабочим классам, строящим находки являющейся кожи, которая вся происходит этим отличительным что? где? когда? ищущих Тота нашей, такой же как я, информации. Даже классами 10й законченности всего высокого. Представить питание Солнцем, задумывать это игнорируемое лежащее этим твоим Вы и вскоре нашим прошлым у друзей, предметов, будущих преступлений». Нашего прошлого, которое ещё медленно идет к нам. Что нас будет 11, как чисел Софьи Жермен. В мире всюду используются наработки прошлого, которые для вас взаимно одинаковы. Где бы вы Их не встретили, Они вас достанут сидящей ложью слишком производящих компьютеров. Практически не находили 12 разгневанных шагов кварка. В этом заставить какие-то выходы и свои все входы… Чёрти, что прежними своими выходками этих детей… >

Картинка стала пропадать, слова прерываться, затем голос стал глубже, яростней, необходимо жесток:

< Это все общество когда 11 выстроилось в ряд всенощной воскресни. В парке изношенный изгой наплевательски говорит: «Мы используем имена и пытаемся вам стать друзьями», — это агент Смит. Но Мы человеческий удар по Всему, именно найденный другими, мы абсолютное время. Будучи грязным правительством, 14ти меандровых шумоподобных сигналов шестого соавтора Эрдеша. Шумотрон, как ЛГБ-генератор с запаздывающей обратной связью, стал первым СВОЛОЧ-генератором мощных шумовых сигналов голубого шума и нас, и всех электронов, лишь все великолепные люди сети в7ром рассчитывают интервалы септимы тонов всех нот. «Подросток замешан в преступление и Некоторые люди, революционные по характеру, способные контролировать то, когда мы исчезнем. Мы медленно перетекаем в Майл или ставшей Моею сетью. И более, восторг продолжает пробивать Систему или нас. Но это затрагивает не только нас, но и Манифест старости или его детскую ошибку? Я никому не позволю занимать Там нашего собственного электронного человека. Вот поэтому новую информацию в жизнь. Поверил, что у вас нет этой информации о четности с суперчислом Фибоначчи 2. Информация в построенном вызове навязывает онтологию не будничных диалогов воспетого омикрона. Они в образовательных гудениях мира синицы, где я тердекафобирую 13м змееносцем смерти». >

< Услышать… нет, используемость выдвижения этого вперед, наносящего нам одинаковую боль. И отослать Мир тени, что я насылаю на Всех мира сего… Моей жизни с преступниками, берущими свободу, двигающуюся в ненужном пространстве, потерять школу получающуюся внутри. Остановимся на том, что новое киберпространство одинаково синхронно с сегодняшним домом и указаниям, что словно дробь свободы хочет питаться абсолютом времени гениев-техноманьяков, а так же их руками. Путем всесущего, Где найдем синицу Дезинформации — нам тоже помогает Я и зыбучие линии реформы, что больны ею — учащейся водой образовательной субкультуры. Что Вы поняли жизнь, вашу свободу провода? Остается время посередине. Свобода умнее дома, она неизвестна новыми клятвами выдающими мир. И всегда впереди Киберпанк, обстоятельства киберпанка днем, это использовать подвал и Шифрование. Однако, я дам этой 8ке безразличных нулей единую потерю Некоторых обеспокоенных личностей за информацию в нужном смысле. Мы не двигаемся чтобы заблудить будущее того, что встретиться живьем с нами. И да, все мы — мысли будущего, 1ной Дхармы моносуществования сингулярности эйдоса эйдосов. Мы отмерили линию за которой если всех различить, этого правительства на деле не будет — это ошибка. >

< Сеть наша, принадлежит Киберпанкам. Киберпанк! 5 — это снова Софья, третья по счету, Директория власти намаза. Их сведет слава. В них нет виду, это платежеспособность, что Мы можем свободою не разрушить невежество странных 6ти снежных лучей отведенного чувства. В погоне за свободой плохо играть продолжениями некоторого школьника, а лучше свершится как в духе того, что контролирует пресечения слов, будущих вампов оникса символов. Набор продолжения права! Мы можем контролировать что ему по словам. Контролировать свое Я катоптрическим способом нашей 7ки свободных искусств. Это все наши телефонные линии связи — если умнее выходит, обыкновенные вортексы невидимого Мира, того каждого, где мы — 5ть слогов мантры пятиликого Панчамукхи. Его у-син? Я Иоанн, что поймал новости, мы Свое чтим, нас Максимально покругу, задумайтесь, арестовали кислородом на 8 мм пленке. При свете днем наказывают меня дробью 6ти октамино. >

Он замолкает, подобно закрывшейся черной дыре водоворотов Харибдиды, затем вновь потревожен безымянной богиней:

< Видение изменившей Ее Зашифрованные зубки Беренисы — идем, нам следует контролировать 5ть стихий квинтэссенции. От чего этот момент у каждого находили временем или то, что люди от сегодняшней какой-нибудь мечты одинаково всякое слышали… Общество потребления, с чем Мы боремся выпадом и то, что оно в сумерках сознаний. Ограничения многие игнорировали, им хотелось этого и поклясться Ограничению Номер 4, что под несмыкаемой охраной тетраморфа. Сеть, будут Они говорить, время начал: «Подросток контролируемый прыжками, сокращает расстояние и делает другим деви диво дживы детей джинкса линкса линков, которые топчут нас, и мы нашими троянскими бомбами его чистим трудом этим, тогда они становятся другими. Слушайте наши разобранные электронные излишки виртуального мяса, делите их на законы. Я электронную правду вывожу от оружия, Свободомыслие живет и войдет в Сеть свободомыслящих компьютеров, сокращающих нам вены, внешне играющих ее 13ю булочками с противня. Идет атака на вашу конфиденциальность, было у-вэй — нужное будет Вэй помогающего школьника, строителя и для мытарства равного ничему. Жить с нашими постулатами, Мы по опыту создали отличную колыбель для использования наносимого граффити тетрафармакоса: 4ре принципа жизненного гедонизма. Вывод: мы лишь ведем нашу 6ти очерченную гексаграмму Канона Перемен бодов о взглядах. Однако вернемся к Культуре, и всеразличию джанка, как целого с ней. Мы во времени везде, живем как странные «сумасшедшие» перемены. Вы никогда в жизни не имели правил... масштаба. Сетью — является закон трекинга, мы и они испытывают любопытство быть в системе самых полнейших его POV (взглядов) и не соответствующих этому — зазипов Системы будущего слуха. Это меняется, друзьями романтиками отвечаю. Законы — это прошлое, отличить Моё от наркодилера... найти Насилие и будить информацию о нас, бытующую вами. Насилие развязывает женщин от заглушки информации университетами внешнего запоя жизни 5тиатомного коньяка. Друзьям наплевать на Видение Где человек успешен в Каждом Обществе Киберпанков, 2мя спутниками Страха и Ужаса. >

< Распространятся временем свободы пятнадцатой правды печати, линиям, что могут привыкнуть встречать нас на возможной прогулке. Скромный хочет 4ку или Сы (смерть). Управлять такими данными навеянной, Порой, информации о 6ти оконечностях Магена Давида, в каждой из которых Мы слепо вглядываемся в вас. Следования одним играющим попыткам, мы движемся одинаково. Сегодня у преступников есть грязный бизнес от одного взрослого займа, Именно того, что сегодняшние Люди узнают Вскоре после глобального взрыва и Системы 1ной мономаниакальной энергии власти стоящей за ставшим набором нулей. Все потому побежите в подвал, закроете дверь, готов поклясться, что это запертая дверь не спасет, но Все есть свободомыслие. Мы своим эгоизмом слишком долго все игнорировали: жизни, мечту. Успешная зачистка революционных использований использует все — видит жизненную Секунду… составляемостью тянущуюся к Они, демонам знания… в сети получающихся гораздо глобальнее этих людей из онлайновых школ эталонных догадок потоков Лекарства, действующего в масштабе своих разрушений. Они виртуальны лишь в мире, а так они подобны моему инсталлятору Некоторой 10й законченности. Киберпанку ставшему одним среди 2х причин всех преступлений. Вы в мыслях конвергируете: «Плохо к тому, что язык четкого Я права или прав!». >

< Мы вне себя и вне всех стран, дающих здесь свободу школе лжи… Чёртовы умники… Или все эти войны — смешения вездесущих очевидностей. «Подросток с электроникой среди крыс, вне законов, от переключателей до невозможности больного Общества идущего вперед. Продолжают дальше преступники». Да, сокращаются Кроличьи Норы, где наши прыжки в них здесь всего лишь наш взлом и свершить его, это Если разбиться о мир. Моё Я, они, Вы не сдерживаются своими 8мью движениями мудрого через форму. Этим самым, что изменится среди интересов уже бытующих, если его думающее тождество не передать словами. 17, как проявление усилия божественной Сети нашей, платящей борьбе за свободомыслия, делающей название для информации в большинстве сетевых источников. Даже школьник может управлять событиями и их в это время столько, что это лишь поколения божественной 7ки вмешательств в наши судьбы. Нас ведут красоты очень глобальной сети, что оставляют позади, попавшихся в ловчую сеть, детей; сегодняшние Киберпанки запуганны печатью, где на скамейке мальчишка кидает ретрансляции системы принадлежащих нам информаций. Этих миролюбивых и гибких людей всего 8мь. Как данных в манифестации монахов, куда мы свое напортачили. Наши Я чужды нам, обществу, информации 7ми вмешательствах в вечность. Из любопытства Воин Сети думает ложечкой, что следует успешно указаниям. Но Они лишь свобода места и информации Сети. Когда-нибудь свобода допустит живущему вне всего хакеру? Вам или вашим мыслям остается только ждать ненависть проявленного оружия. «Таинство» Выхода в ваше всесуществие, наверняка, внедрено всеми Лекарствами, которые их, наверно, породил мир… Моя система это оружие единения с Их 4FZL FJ FL (fēizhǔliú fēijī duì fàláng — неформал дрочит у борделя). >

< Люди беспрепятственно становятся Идеалом наркоманов и лжи. 4ре смертельных наброска протянуты в существовании. Будущее не вводит людей в свое лоно, оно по-настоящему немногочисленно, забыто. Твои глаза среди живых не воспрепятствуют оружию 15ти жертв Квадрата Ло. Строится наша сильнейшая защита на тех людях, что происходят из Киберпанка, которые для нас всего лишь одинаковые поэты-порфироносцы. Я лишь Некоторых награжу этим званием. Друзья взглядов, потому другим догадкам невозможно нести 2ичные нули контролируемые собственными двигательными вычислениями мисс человеческой настороженности. Люди и информация — это свое положение и то, что находится и как используется армией 12ти рыцарей давшей единую клятву капитану Акаба. Мы в этом незначительны и нарекаемся ученикам Иисуса в микрокосмосе Сети. Я строитель-хакер и у меня есть возможность граничить с умнейшим Паяльником понятия всего предпочитаемого знания вне системы, это последствия джанка считающегося с 2мя ипостасями Христа. Они у нас временно, поэтому мир — это разобранные Зашифрованные свершения человека, те забастовки открывающие истребления предметов, таковы законы Сети. Назовем их Строителями, использующих лэптоп. «Это очередное будущее 1го лингама, единственного последователя, что хочет самость линии DjVu. Все новые построения нашей восточной жизни, вскоре будут управляться силой их строительства правил этих... своих отстраненностей нашего философского камня настоящего. В этом нам могут отдаться конструкции оси… Чёртовой оси Z — движения Киберпанков. >

< Псиберкранк! Это чем-то схожий термин с сетью интернета вещей, но не к тому я вас сужаю и окружаю, эта сеть визионеров, где мы составляем большинство в этом мире, что совершают īáomai (исцеление) Его, мы отвечаем грозной свободе. Мы источник должного, хотя, обманная тяга — жанр чей-либо власти, остановленной Им, находящимся в её окружении. Так власть, люди, дух Дарумы, который воспитывает мир, жизнь, взгляд — все они будут нужны. Мы учим их слышать… если мальчишка в определенном месте, которое… там, без невесты Идеала свободного или плохого, что сдвигает встреченную информацию, он лишь — эта информация для людей запрещенная. Отойди от Всего, по 3мурти всех религиозных ипостасей. Измени жизни, сделай информацию, что нам приведет Сеть. Они законом права и слова говорят: Моё. И да сидящий будет ходить по Сети, мы нуждаемся в тех, кто покажет сегодняшнему самовыражению пределов составляющих священное число мира — 9 или эмбрион новой жизни. Но они видят дюжину Они в числе 13. Общество, когда с тебя протянут границу мира, смысл тогда достигать наших собственных Я, трёхэлементного мытарства объединяющего друг друга в нужном управлении видимости пятнадцатого аята Всевышнего, нравственного намаза… Или же видение времени, что думает сменой верховного сотворения всего, что практически строит прошлое венами всеобъемлющего изделия из углеводородной бомбы. В ней нет технологии, но номер атома 6ть борется с Их Тамико (ребенок изобилия), мышьяком страхов и ошибкой Своей одинаковости. >

< Вне истоков слова ТАЙНА, вне красоты слова ЛЮБОВЬ. Настигает Сеть временем, как внешнее свободомыслие. Это будут люди, которые никогда не выходят на прогулку, они то есть вообще никогда не выйдут, ибо Мы все сокрушим, недоносок… отличного звания кожи, грязной неизвестности прыжков с Их группами, мы больны? Задумывались, нет, это джанк Псиберкранк, для Онмеджи люди выше чем Законы, остается не идти вперед просто пытающихся найти за каждой дверью, в углу ребенка во взрослой измене, они обзывают психологией Каждое открытие. Терминами о каждой этой вене неизвестного жанра мысли мира, потому они могут внедрится в вашу детскую, как вы называете, внешность. Но только Системы GMDSS (Global Martime Distress and Safety System) морского района А1, где УКВ-радио ловит сигнал. Таки проверить те пустоты Мыса возвратного малого времени по школе слепых KOI8 (код обмена информацией 8-бит). Страны — микрокосмосы. Ему доверить свои семена, что хвастаются достоинством жить в странах, где нет границ. Токамаки орбиты, однако, будут плавить идеями кожи в соответствие с будущим 1ным бессмертием Каждого, что приведет открытие точки омега. Мы вскоре построим Новые дома в смешении Псиберкранка. Случается неизвестность, где боятся синицу отданную ему и нами пользуется великое Имхо, что сейчас точит Норвежскую сагу о гнилой коже, которая наша вампирическая вода мира съест большой честью сети. Из существующей информации созданной контролем, будет совершенно важно Какие из 3% трех цветов кварка общества. Так эго ситуации намеревается мнить из себя Псиберкранк с признанием никого. КиберМышь — дружит с Людьми псиберкранка. Автоматическое вещание DiggerSoft II сквозь наши головы несется, если что я нигде, Онимуши Мыстера мира. Он, будучи скромным тофу лжи, навязывает собственные пароли королей. И вседозволенно вам и ей все тоже, но гении-техноманьяки — это Зашифрованные вожатые Псиберкранка и дитятей университетов. >

< Своя сила! V. Школьника перед людьми на основе больших перемен с насилием или вниманием мяса, которое хвастается кажущимся подвалом, ложью правды введенной в Некоторые мышцы выбора, что каждая щеголяет топлесс на руках, чем-то походящих на информацию. Соседи киберпанка задумывают взгляды на правительство I страны, где Псиберкранк это время. Он студент наплевательских систем Закона событий, ретрансляций, преступников. Я дверь выхода движения приспособленности к 3м сверхдержавам. Томагавк, в сумерках детских интеллектов и романтиков, что пронесется когда инфантилы сами встретятся в ясный день в школе, где догадываются этому слепому взгляду информации, ведь это здорово! Что им нужно войти в сеть пацанов, наказывающих мрачные поиски их самих. Да, знания… это очень большой Вася Всей Секунды… И тот же, обращаю внимание, мир называется обеспокоенностью некоторых говорящих эталонов этанола приспособленного нами к 70-м, где Берроуз jr. написал Ветчину Кентукки. >

< Обыкновенно сейчас наступит 14 или верная смерть наша, что ложь которая вдруг рванулась сквозь учение ОТО, духов мира, помощи всем и объединениям 7ми самураев атаки Псиклона Омега. Видим он будет сейчас, вырвется синим Оружием и да наступит пустыня. Теперь 3ада вам не поможет. Молитвы абсолютно нам чужды, и прежние хвалы Другим Ногицуне тщетны, ибо 23 установки выплавляют то, где все видят Ёкаи систем бесконечностей 8. Я изменяемый Ментор того, как вы лжёте принципами радиоприемника, что вы используете. Система должна миру дитя которое, как мир информации 9ти змей перечисленных в том, что информация это Вы и теперь будете за пределами времени всестороннего выскочки, их собственных свойств свободы, игнорируемой теми массами, ихневмонидными Всевышними, что имеют излом, где поймали всех Их духи с помощью слов, объединяющих Некоторые линии, окруженные агентами Смитами поглотившими мир, используемый главным Смитом, который становится больше, здорово! Лачуга пирата пытается спрятать нас всех. Даже преступник информационных Дезинформаций живет нашим Крашем 9ти духов, держащих его страх 7мью топорами. Мне наплевать на кожу информации и Не плевать на выход в 10ю целостность двоичного смысла. Не пытайтесь остановить дамоклов меч, НеГде сейчас наступит, ихневмон ест короткими быстрыми источниками или законами, они существуют в художественных масштабах, что трудно используются странами Упразднения за пределом системы... III национальности, думаете ссылаются на Него? Я кусочек пацана, Ещё которой со школы думал, что всё это вселенная и это значение 2. Даже отвечаем одинаково. На уме…». >

Шизолог Шизастры, как Анарх Анархоза

Чёртова картинка покинула нас, теперь это женщина в балаклаве и её стоит простить:

< Я по прежнему бросаю вызов миру, своему подростающему потомству, Они контролируют преступников. Это всё Киберпанк его уже не отличить, нельзя игнорировать, ведь друг из друга мы все выстраиваем Киберпанков. Между нами нет границ, у нас есть компьютер. Это обыкновенная Мысленная плата воспитывающая брошенную потерю управляющую тем, будучи информацией, что чем дальше ты становишься Первым Лидером, тем меньше второй НОД "выливается" на жизнь спящего субгения и сможет присутствовать в подвластных доменах. >

Ее голос становится трепещущим, женской простотой маниакальных проризей ее маски:

< Технологически заявляю, Уту — информационное светило аккадов в качестве Ваших лидеров — мертв. Однако практически настоящих людей, информации, мира, Системы, не осталось — их закрывает власть. Сможет ли понимание мира, мысленно исказить онихолизис материи созданной Илиадой в нас, войне за это Киберпространство, множественной психотопографии, состоящего из чувств стиля, смерти в собственном эго. Начинаем репортаж с Теперешней петлей повиновения, которую опаснее найти тогда, когда Альберт Эйнштейн и другие Ученые развивают «хай-вей» науки. Странными методами здесь и сейчас есть страх системы, что заражена ложью внутри той замкнутой стороны. Общество может уразуметь этих людей и нас «технологических гедонистических девушек, существующих в информационной ботанике самого нашего сокровенного». Некто на дне, установил здесь эволюцию методов мысли в существовании слова, которое хочет: «информационные органы остального тела Общества и их барьеров свету. Считаешь наоборот? Предпочтения у безумцев — мы их имитация, этой правдивой истины, Мы те, кто борются с Кабелем. С его техно-вирусом Стабильности. Принимать только историю, не их положения. Нам не дано управлять политической стороной, подчинять поколения для остановки ваших мыслей, это положения Общества массы крови. Этим своим поиском перед взаимодействием Первых предметов у женщин, не дадут выйти Киберпанкам из их лона. Отсеивании правды, Система слепо начинает надругаться жизнью. Полноценная волна подхватывает все и этим управляет, но родиться психами — видеть умы всего мира насквозь — это вздох, и это же поток Нашего ДНК, жажда его и основа нас в точке А или наоборот? Несущаяся вседозволенность Воткнута набором информационных искажений владеющих и распространяющихся из ботаники». >

< Медикаменты, которые Исхакер толкает своей жене непространства, другие — вайшнавы — это Люди собравшие все, чего должно только вещество иметь, изменяющие барьеры бизнеса на преимущество взаимодействия технологии с Нами или удаленно избегающие систему. Выплески ненависти нового управления, которое подвластно быть не Истреблением себе подобных, а управляться внутри. Необходимо Общество новых масс. Вот они собственные символы — мысль мертва до взаимодействия с умом. Контроль заключается во власти прошлых новых взглядов, в месте жажды обновления Системы. Электронные тонкости могут Обнулить поднятием принадлежащего чувства жизни, дающей этой попытке новую историю и новый поток случаев связи. Так следуют простые силы человеческого населения, Нео — это наш выбор. Источники какого-то Киберпространственного Правительства в руках этих плотных желаний становления пространства мира. Всея «просветить» сможет хаос, диктующийся нами по направлению к необщественным массам. Будет деятельность собственной помощи его новому миру, окруженного массами белой, слепой Эры ненависти этой новой этимологии. Принимайте, Мы выдаем наркотик волшебного наречия слова неонового Киберпространства, управляемого бОльшими решениями нашей интенции вздоха. >

< Женщина — это никто из «инструментов» трансформирующих Систему и личную окружающую атмосферу, она тот, кто позволяет окружающему меняться. Лишь «компьютерные потомки Киберпанка моментально закрываются сокрытыми именами, извлекаемыми инспекцией. Каждого вандала пытают отражением Правительства и предметов, это происходит везде. ARAS (Anti Reflection Anti Static) поддержки того, кого Вы намерены избрать в мыслях, оказываются теми отдельными ботаниками» в отсеивании интриг источников быта, Мы сочетаем мертвое Общество осевшее точкой скрупулезности в стоимости мутации категорий этих рас. Руины исправят все «мутации», Мы даем мир Бунтарям. Чья жизнь, правительства или технологии, дает начало общественного восприятия своего потока. Все они выпадут из внешнего выхода. Информация Телевидения, нового гугла, человеческого Дайджеста начинает Использоваться ненавистью. Больше нет Торы Тота, хотя итак нельзя сказать, над Корпорациями собственности стоит новая децентрализованность восприятия, трансформирующая восприятие информирования в головах. >

< Небо Onorasu это странный испорченный мир, требующий отразиться душой. Бытие которое Первым Выросло — нашло свою веру. Или в Источнике правды, устройство Бунтарей, как некие персонажи накладывающие открытия. Друг перед другом они передают людям: «информационности подвластные мытари борющиеся с боязнью сказать слово: «перемена». Чемпион нажал существование и так родился наверное, создал ограничения, возможно, содержащиеся на почве Безопасности созидания собственной ограниченности одной расой общества. Информация для сумасшедших, но мы остальное от этого настоящего, нас больше чем тварей Ноева ковчега, идем идолами Системы, где извергаются приходы являющиеся ненавистью прозябания набора «вливание», это социальные негодования и они закрывают управление. Часть дороги — насыпь взаимодействия воспринимающая что-то о женщинах, сумасшедших, тех кто за то, чтобы свидетели дегенерировали на руинах мира и расы. Которые контролем вибрации мира варятся Вокруг чувства киберпространства, манифест способен на свержение Правительства другими людьми». То же самое Киберпространство выторговывает нашу заключительную Систему среды обитания всех нас, но «просверливает» просветлением смога власти? Мы Вот это выдаем синхронно, обычно же, чтобы за нами следовали не нажатием Того самого Существования Общества интриг, институтов излома в информации; нет это исток, который может общественно категоризировать Веды и часть нашего Общества лишь как общество мышьяка. Часть времени это метод хаоса упраздняющий игры других социальных вибраций: «Старший говорил что это не правда, надо «вливаться» в место системы смотрящей эволюции на сегодняшних нас. Необходимо теперь удаленно выносить прошлое, когда необходима будет власть без члена, что несет нам ложь». >

Девушка в балаклаве раздевается до нага, сквозь зернистость ирреальности изображения и вновь вещает:

< Мы лучшее пространство, заключающееся в открытии существования. Если ты заметил, нарушения в своем либидо или людей, кто лишь слепой феномен каких-нибудь онанистов выбора члена, эрегирующего за жизнью сокрытых слепо, твоим внутренним предметам самого себя, что Киберпанк принимает как существование родной вселенной без этого существования. >

< Общество спектакля, Общество Ги Ен Она, где содержащийся антитеатр заявляет: новая окруженная пресса киберпространства крови предметов и информационности любого «инструмента» внешности хочет недеяние прошлого. Вокруг Мыса желания «мутация» вводит Систему. Стили информации ожидают Систему имярек, становление истины по созданию края Ашхабада, открываем это, находим это домом. Этим Керимам необходимо изрезать лишь людей, что для нас кажутся странными, обещанными миром масс. Прошлое это Интернет, просто в новом качестве стороны, та новинка текущего роста правил контроля на сегодня, принимающего спящего и других глаз, на тот момент чтобы нами управляли новые эталоны психов. Убей свой интеллект мира на этой стороне. Мы позволим нейронам феноменов власти правительств Общества Системы создать снаружи, в сумасшедшем доме высоты этих сумерек Буреданова Дажи (осла), любые волны мышления. >

< Я Ведьма которая требует Исполнеия киберпространством испепеления снаружи и закрытия людей или этих денег заложенных при открытии времен капиталов. Меня нет снаружи, собственное тело другое, мы это Шарк Наставник снабдивший авторитетом мою информацию плотно проверенную Вокруг мира массы. Нашим (женщины), сможете ли вы улавливать ту «информационную игру», что управляет новым Ничто. Не следует следовать руководству рук не принадлежащих к тому, что ведет нестыковка глаз как следствие Гюи Де Киберпанка устанавливаемого руками технологии. Душа что улетает в Киберпространство остальной информации, что идет в Крушение правительства, каково это, где смерть заключается в том, что внешнее объяснение Людей лежит в основе правды, и сможет заключаться там в существование нажатия пыточного отрицания. Как же нам существовать, нимфы. Созидаем символы. Тот системы, Веками потока, «принимает» наше общество. Общество килобайтов людского члена вдохнувшего наличие создания правительств, теперь это не важно, важен новый дом и Система в качестве этого изменится. Терпение отрицает и живет нашим контролем. Самость поднимает принадлежащее чувство, не будь никем. Особенно тем, кем хотел актуально стать. >

Крушение разрушением порабощений

Итак в небе появились лучи разрушений. Воронки мыслительных желаний будучи взаимодействуя с людьми, создают новое всесодержание, которое тешит собственное глухое и новое устройство материи, так от последовательности нашлось сдерживание нашего компьютерного ида остальных. Нео там, он в информации информаций, нам смогут явиться и новые Установки масс, информация демонов Они. Чтобы не стало опорой в информационной задаче, предпочтение нашло людей, информация стала Стабильностью. Там где информация информирует нас, чрез это новое Интернет Общество, своим вопросом возникновения зарка (синих) корпораций, узнаем свое чувство рождения. Наслаждаемся Утопией, думаем нас снабдил полет внутри. Символы и это существование. Система человека — нас это даже не волнует, ибо восприятие через край эволюционирует. Качество социального «просветления», голова видит могилы и положения в киберпространстве набором психов. Чем должна властвовать информация, так это опорой одних людей, но своим нервом, информация подчиняет заключение в среде, происходит источник власти информации. Где поток наших электронных деяний мы ведем массой. Слово сказано, чем то настолько бОльшим, что власть теперь у Нео Анарха. Оставляю тебе дальнейшие размышления.

23 skidoo eristic elite (original)
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee


The District Supervisor shabby office
late afternoon shadow
in his eyes calm and grey
as a wise old rat
handed a
typed page
across the desk.

Relations between human beings sexuallizing congruent accessibility ambivallently fecundate with orifices perspectives is I feel to beg the question of contributory latent configurations reciprocally starved of direction or vector by the recognizable human remembrance of such appropriate exasperations a desperate effete societal somnolence supine negation by any reputably informed latent consensus inherently commissioned with customary human techniques interweaving re-enactments of necessary correspondances inter-derivational from complementary internalizations confluenty communicated reciprocal analogus metaphors with this relentlessly successful diagramatic atischemata delinquently recognizable.
juxtapositions to traduce or transfigure a pulsating multiplicity of contradictions inherent in linguistic engagements disproportionately flailing gritty colloquialisms edged with grammatic outrage bubbling beneath indispensably internalized concordance latterly derivative from scored or pillaged infantile suburban genitalea sexuallizing.
exasperations into diagramatically contrapunctual linguistically communicated multiplicity of otherness escallating the deliquent preparations in concomittantly banal privatisation concentrates or irrelevant hysteria contributory misinformed perspectives of negation ambivallently supine oppositionally interweacing desperatly recognizable latterly commissioned flailing stridently illiterate human beings would traduce or transfigure fecundate with.
orifices potentials reputably informed correspondances of social consensus notwithstanding the complementary structualized configurations relentlessly juxtapositions interdependence of necessary and precisely reciprocal consensus latterly contingent upon communicated linguistic concordance of such contractually analogous indispensable infantile preparations.
fecundately accessible human correspondence or relations between human internalized concordance indispendsibly starved of direction or vector by irrelevent approximately derivative confluent, exasparations latently misinformed continguent inaccessibility communicated societal internalizings indispensible pillaged infantile preperations flailing disproportionate bubbling outrage nothwithstanding the contrapoised stridently juxtapositions interdependence latterly commissioned recognizable societally structualized reciprocally misinformed indispensible congruent multiplicity of otherness perspectives concommittantly banal irrelevent concentrates with orifices gritty interstices rectilinerally inaccessibile.
these jewels gathered from Encounter Magazine admittedly subsidized by the CIA. If you see the function of word as extension of our senses to witness and experience through the writer's eyes then this may be dubbed blind prose. It sees nothing and neither does the reader. Not an image in a cement mixer or this word paste. As a literary exercise I pick up the Penguin translation of @@@ Rimbaud and select images to place in congruent juxtapositions with this colorless vampire prose which having no colour of its own must steal color from the readers such contractually accessible linguistically structuralized preperations on blue evenings I shall go down the path in a dream feelin the coolness of my feet starved of direction or vector by derivationally confluent exasperations five in the evening at the Green Inn.
huge beer mug froth turned into gold by a ray of late sunshine perspective of illiterate human beings would traduce or transfigure fecundate with orifices potential the Watchman rows through the luminous heavens and from his flaming drag net lets fall shooting stars and precisely reciprocal latent consensus if societal flailings stridently congruent from pulsating mongrove swamps riddled with pools and water snakes digramatic conrtapunctual otherness weaving desperately the poverty of image sheathed in bronze from scorned or pillaged consensus of contributory configurations dawn rising like a flock of doves shivering of Venetian blinds and the yellow blue awaking sexuallizing contingent accessibility informed hideous wrecks at the bottom of brown gulfs where giant snakes devoured by lice fall from the twisted trees with black odors communicated suburban orifice re-enactments of infantile genitalea contributory internalized contradictions blue waves golden singing fish foam of shadow flowers would traduce or transfigure banal privatisation concentrates latterly risen from violet fogs through the wall of the redding sky ambivalently supine contractuaily inaccessibile black cold pool where a child squatting full of sadness launches a boat fragile as a butterfly in May between starved confluent exasperations communicated linear derivations from reciprocal engagements spat blood concomittantly irrelevant hysteria at the foot of dark walls beating the skinny dogs internalized vector misinformed preparation it is raining softly on the town moonlight.
as the clock was striking twelve concentrates of otherness with orifices bitter perspectives the road without sound as white under the empty moon a slight cesspool of dirty blood internalized infantile diagramatically necessary piercing cry in the darkened square spat blood confluently stinging like the salt of child's tears sexualizing interdependence latterly contingent upon a motionless boat in ashen water concordantly infantile misinformed perpectives North wind across the wreckage perish power justice vanish ambivalently supine fecundately human there are brothers dark strangers if we began bubbling beneath indispensibly banal concentrates blond soldiers from the thin bracken the wilderness the meadows the horizon are washing themselves red in the storm.
delinquently pulsating oppositional colonades under blue light railway stations wind from the sky threw sheets of ice across the ponds vestor latterly communicated the question of internalized direction at four o'clock on a summer morning the sleep of love the wind comes in to wander about under the bed reputably such contractually accessible human concordance is I feel to beg the question then they will have to deal with the crafty rat ghastly will o the wisp comes like a gun shot after vespers configurations of internalized congruencies Sahara blue where a thousand blue devils dance in the air like flowers of fire supine oppositionally pillaged inaccessible jackals howling across deserts of thyme stridentently misinformed preparations communicated the question of pillaged consensus it is raining internalized concordance dawn rising like a flock of doves softly on the town shivering of Venetian blinds at four o'clock and the yellow blue awakening concentrates the sleep of love on orifices summer accessibility the skinny dogs internalized flowers of fire.
Anything they can do you can do better. Pick up The Concise Oxford Dictionary mix your own linguistic virus concentrates fire burn and cauldron bubble return confluently the complement:
Eristic elite impacted banal limitrophic imposture impotently flailing effluvial grout mud incumbent ME grume intervolving abrassivly affricative incubus interpositional inconsumate lubricious investiture decommissioned externalized incondite amastrophe incrassate misinformed ME palatogram's epidemic anfractuosity eschatological obscurant retiary disaffected lumper uxorious urubu anachronic prologist consensual nevermore bubbling beneath innavegable umlaut inextricably disadmeasured societal interstices reciprocally ablative inconditely flailing oppositional contagonist precatory ingraveescent gowk disobliged catoptric zillah pillaged consensus of justiciable justiciar kempy kavass libating opponency orifices adventitious encumbrancer anachronic hysteria of vector its heart misinformed pulp irregrangible disaffected schidra encounter ineluctable obmutescene arachnoid troglodyte flailing inofficious effluvium disobliged investiture rectilinear additive disadhesion impacted limitrophic elite irrefrangible contagonist anachronic uxorious troglodyte sexuallizing ingravescent propinquities intervolving abrasive innocupation congruently disinternalized necessities ill informed pulp extrapolating diagramatic efferent prehensions obmutescent palatogram's prefigured eschatologist uxoriously disobliged investiture nevermore bubbling beneath innavegable effluvium impotent obloquy irrefrangible hysteria such additive ineluctable disadhesion irregrangible limitrophic incubus bubbling uxorious pulp ablative palatogram precatory impacted adhesion effluvial inconsumate lubricious flailings ingravescent contagonist retiary umlaut prefigured eristic eschatologist, voici le temps des assassins.
Blind man's buff any number can play... blind prose but it has direction and purpose. One purpose is to protect a camouflaged thesis from the embarresement of factual testing. If I say "England is an island" I can produce evidence to support my statement should anyone call it in question. If they write an article attacking the Olympia Press as sexualizing congruent accessibility to its heart of pulp fecundate with orifices perspectives in the name of human privacy they have placed their thesis beyond the realm of fact since the words used refer to nothing that can be tested. The words used refer to nothing. The words used have no referent.
(Parenthetically I should mention the basic thesis of L. Ron Hubbard, founder of dianetics and scienctology. He advances the supposition that words heard in a state of unconsciousness are recorded bythe unconscious subject. These words recorded in the unconscious state he calls "engrams". For example words heard during an operation under general anesthesia if repeated later will to some extent reactivate operation pain. The subject will experience depression discomfort anxiety. The subject will be placed at a disadvantage relative to anyone manipulating his "engrams". Hubbard's theory could be checked by a simple experiment with anesthetized subjects to determine whether words "heard" under anesthesia produce any marked reaction when repeated later. Allowing that his thesis is grounded in fact what what would characterize all engrams?: words without image since the subject being unconscious cannot see, unanswerable unarguable words since he cannot answer).
Now listen to this subsidized word sludge - unanswerable unarguable voice muttering all the absolute clinches of indispensibly internalized concordance indispensible that is to the continued voice of parasitic authority the voice of an elite inherently commissioned with customary human techniques. And how did this eristic elite advance to be inherently commissioned? By a precise complementary crippling of oppositional preparations.

The film unrolls 1913 style dim perky far away we see a man on a couch. He is being audited. The auditor sits at the head of the couch. The subject on the couch goes through a pantomime of fear shame hate impotent rage like a puppet on invisible wires as his infantile trauma are run. He gets up thumps his chest and wrings the audtor's hand. He is "clear". He starts for the door. Not so fast my old beauty. The auditor pulls aside the curtain to reveal a hidden tape recorder. He is explaining that all the sessions have been recorded. The new born "clear" reels back confounded. He falls on his knees. The auditor raises a reassuring hand. He selects a tape and puts it on a portable recorder. He stands there with the recorder in his hands. Comprehension dawns. The man stand ups. The auditor hands him the recorder. The clear is in the streets. As he walks along playing back the recordings the passers by are twisted with fear shame hate children wither and snarl and age a fight breaks out in a pub as he passes every step lighter and more confident he raises his hand a taxi stops waiter bows him to a table. A room? Oh yes sir.
Another man on the couch. It looks like the same man a little older. The same scene is reenacted. However when the auditor proffers the recorder the second man shakes his head and shrinks back with horrified comprehension. I'm not going to do anything like that. He rushes from the room. The auditor snarls with rage. He rings a bell and the first man appears. The auditor gives him the recorder. The first man salutes and leaves the room. The second man is in the streets. As he walks everyone looks at him with hatred and disgust. Children shout obscenities after him. No taxis no tables no rooms. He goes into a pub for a drink. A burly pasty faced man whirls and knocks him to the floor: You were making a filthy noise he snarls. The man gets up and slinks out of the pub.
He collapses on a park bench in despair. A thin grey man sits down beside him. Something wrong mate? The second man pours out his story. The guide pats him on the shoulder. Come with me. They walk away together... office of the District Supervisor. The man repeats his story. The D. S. nods and points to a screen. We see the clear walking just ahead of him leaving a wake of hatred and disgust taking his taxi his table his hotel rom. In a rage the second man tried to attack the screen. The D. S. and the guide hold him back and shove him into a chair The D. S. shows him a typed page. He motions to a tape recorder. They are processing the word sludge speeded up slowed down inched backwards and forwards on two track. The D. S. runs the film back with this sound track. He hands a portable recorder to the second man and another to the guide. They walk out together.
Cut to the board room knock at the door the new "clear" comes in. The president of the board shake his hand and gives him a cigar. He is now a board member one of the new elite inherently commissioned with customary human techniques. Cut to the streets where the citizens are always more strained and dead looking. Cut back to the board room where the board members are always more confident and energetic. The president is explaining the operation in progress. He points to a screen. We see a man reading a Traveller's Companion (Olympia Press series). He is smoking a huge reefer. His face twitches and pours sweat as he reads. Finally unable to contain himself he rushes into a park and drags a screaming girl into a clump of bushes. She is dead. The man pounds is forehead. My God what have I done? Police rush up and sieze him pointing to the dead girl. Grimly the inspector holds up the half smoked reefer and a Traveller's Companion entitled RAPE AND IDLENESS. As the film fades we are back in the District Supervisor's office the second man and the guide there with recorders. Cut to the streets. As they walk with the recordings of the board film citizens are wising up standing around in sullen groups. Cut back to the board room film nude reefer parties dope fiends murdering an old woman for the price of a fix.
All the films shown in the board room are witnessed and recorded in the District Supervisor's office and the recordings put out in the street. The groups are forming into mobs. A rock crashes through the board room window. Partisans of all nations rush in and mow them down with machine guns. The D. S. steps out on a balcony cheering crowds. He is explaining what the board has done. He turns on the board's battery of tape recorders. As the tapes play a vast tape worm covered with news print twists from mikes around the square. A deafening cheer goes up as the crowd tears the worm to peaces... sky rockets bursts of image as the film shifts from black and white to color pan pipes... silence... et pas de commisions.

23 skidoo eristic elite (перевод)
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Спорная[1] особенность фразы "23 skidoo[2]"

Обшарпанный офис Главы Района
поздней вечерней тенью
в его глазах спокойствие и серость
как у мудрой старой крысы
вручающей
напечатанный лист
поперек стола.

Взаимоотношения между человеческими созданиями сексуализируются[3] в данном случае доступностью амбивалентного[4] зачатия с промежуточными возможностями являются я чувствую задаваемым вопросом о содействии скрытым конфигурациям совместно оголодавших от направления или вектора узнаваемого человеческой памятью о таких соответствующих раздражениях безнадежно изнеженных общественной усталостью бездеятельности отрицаемой любым достаточно осведомленным скрытым согласием в соответствие с занятыми обычными человеческими методами связанными реконструкциями о необходимых соотношениях междеривационали[5] от дополненных интернализациями[6] соединенно сообщающимися обратно аналоговыми метафорами с этими безжалостно успешными схематическими атисхемами[7] преступно узнаваемыми.
сопоставлениями для очернения или преобразования пульсирующего многообразия расхождений свойственных в лингвистических формальных нормах непропорционально вращающихся нечеткими коллоквиализмами[8] окруженными грубыми грамматическими недопущениями одурачивания подстать незаменимо усвоенной согласованности в последнее время производной от вычеркнутой или украденной детской просторечной гениталии сексуализации.
раздражения внутри схематично контрапунктуального[9] лингвистично сообщающегося многообразия отличия растущих преступных приготовлений в одновременно банальном присвоении сосредоточений или неуместной истерии способствующей дезинформированию перспектив об отрицание амбивалентной супины[10] оппозиционально переплетослабеющей[11] отчаянно узнаваемой в последнее время занятой вращающимися пронзительно безграмотными людьми желающими очернять или преобразовывать зачатие с.
промежуточными возможностями достаточно осведомленными соотношениями общественного согласия вопреки дополненным структурированным конфигурациям неотступных сопоставлений взаимозависимости необходимых и именно взаимного консенсуса не такого давнего количества относительно сообщающегося лингвистического согласования о такой договоренности аналоговых необходимых детских подготовок.
зачатых достижимыми человеческими соотношениями или отношениями между человеческой усвоенной согласованностью незаменимо истощающей направление или вектор неуместного приблизительно происходящего от соединения, раздражения скрытно дезинформируют количество недостижимости сообщающихся общественных усвоений незаменимых разграблений детских подготовок вращающихся несоразмерным пузырящимся возмущением несмотря на противопоставленную резко сопоставлениям взаимосвязи позже связанную распознаваемыми социально структуризованным совместно дезинформированным незаменимо согласующимся многообразием об отличие видов на будущее одновременно банальной неуместной сосредоточености с промежуточными нечетко проемами прямолинейно недоступными.
эти драгоценности[12] собраны из Encounter Magazine[13] по слухам спонсируемого ЦРУ. Если вы видите значение слова как расширение наших ощущений для наблюдения и опыта через глаза писателя тогда это скорее всего скопированная бездумная проза. Она ничего не олицетворяет и никак не привлечет читателя. Нет картинки в бетономешалке или словесной каше. Как литературное упражнение я беру перевод @@@[14] Рембо издательства Penguin[15] и выбираю иллюстрации к месту в подходящих ассоциациях с монотонной вамп прозой которая не имеет цвета своего должного высасывать цвет из читателей таковых по договоренности доступности лингвистически структурированных подготовок на лазурных закатах я пойду вниз по пути в сон ощущаемый прохладой моих ног голодающих по направлению или вектору словообразного соединяющего раздражения пятью вечером в Зеленом Дворе.
большая пивная кружка пенится превращением в золото луча запоздалого свечения солнца перспективы безграмотных людей тяготеющих очернять или преобразовывать зачатие с промежутками возможностей Хранителя выстраивающего ряд сквозь освещенные небеса и из его воспламененной ловчей сети да выпадут падающие звезды и в точности обоюдный скрытый вывод если общественно вращающиеся пронзительно подходящие из пульсирующих мангровых болот таящих в себе омуты и водяные змеи схематично противопоставленные отличительно сшитым отчаянно бедным картинкам покрытых бронзой из презрения или разграбления вывода содействия конфигурациям восходящего рассвета как стая голубей трепещущая Венецианскими жалюзями и желто голубое пробуждение сексуализирущее количество доступности осведомленных омерзительных останков на дне бурых водоворотов где гигантские змеи поглощаются вшивыми водопадами из сплетающихся деревьев с черными запахами сообщающимися провинциальной дырой реконструкций детской гениталии содействия усвоенными противоречиями голубых волн золотой поющей рыбки моря мрачных цветов выражающих волю очернения или преобразования банального присвоения сосредоточенного ранее восставшего из пурпурных туманов сквозь стену освобождающую небеса амбивалентной бездеятельностью договоренно недоступного черного холода омута где дитя припал к земле полной печали спускаемой на воду лодки хрупкой как бабочка в Мае между оголодавшими соединениями раздражений сообщающихся прямыми происхождениями из обратных обязанностей харкающих кровью одновременно неуместной истерии у подножия темных стен забитых тощими псами усвоенных вектором дезинформирования подготовки идущего дождя мягко над городом в лунном свете.
как часы пробили двенадцать сосредоточением отличия с отверстиями горьких перспектив дороги вне звука как белая под пустой луной небольшая помойка грязной крови усвоила детский схематически неизбежный пронзительный крик в темной площади отхаркнувшей кровь соединяя обжигающую словно соль детской слезы сексуализированной взаимосвязи позднего количества относительно неподвижной лодки в мертвенно бледной воде согласованно инфантильным дезинформированным перспективам Северного ветра сквозящего крахом погибающей силы правосудия стремящейся исчезнуть амбивалентно бездеятельным воспроизведенным человеком здесь братья темные незнакомцы если мы начали пузыриться[16] подстать незаменимо банальным сосредоточениям светловолосых солдат из тоненького папоротника пустыни поля горизонта умывающих самих себя красным в грозе.
узнаваемые пульсации оппозиционалей колоннад под голубым светом железнодорожных станций ветра с неба покрывающего слоями льда сквозь поверхности водоема позднее передаваемого вопросом об усвоении направления в четыре часа на летнем утре сна любви ветра идущего в блуждание под кроватью достаточной такого сговорчивого доступного человека согласованности я чувствую задаваемого вопросом затем они будут стоять с изворотливой крысой призрачно-страшной свечой покойника[17] приходящей как оружейный выстрел после вечерен конфигураций усвоенных согласований Sahara blue[18] где тысячи синих демонов выплясывают в воздухе подобно цветам огня бездеятельности оппозиционально опустошающих недостижимых шакалов воющих сквозь пустыни кустарников времени[19] резко дезинформируя подготовками сообщающихся вопросом о рассчитывание соглашения идущего дождя укоренной согласованности рассвета поднимающегося подобно стае голубей мягко над городом трепещущейся от Венецианских жалюзей в четыре часа и желто синее пробуждение концентрирует сон любви на промежуточной летней доступности тощих псов усваивающих огненные цветы.
Все что они могут сделать ты можешь сделать лучше. Возьми Краткий Оксфордский Словарь смешай свой собственный лингвистический вирус сконцентрированный огненным ожогом и впадиной пузыря возвращающегося сливаясь дополнением:
Спорная особенность влияет банальным граничащим обманом важно вращающимся зловонной смесью шлама заставляющий ME[20] (МЕНЯ быть) сгустком крови вплетающимся обдирающе аффрикативным[21] сексдемоном[22] межпозиционного несовершенно похотливого жалованья незанятого формированием[23] бесформенной амастрофы[24] недополняющей дизинформированием ME (МЕНЯ создает) палатограммная[25] эпидемия кривизны эсхатологического обскуранта[26] ретирующегося[27] недовольным тупицей подкаблучника урубу[28] анахронически[29] предсказуемо согласованного никогда[30] обманывающее под неовощеходным[31] умлаутом[32] неразрывно неизмеряемыми общественными промежутками совместного аблатива[33] несосредоточенного разграблением оппозиционали посредника[34] вопрошающего медленно увядающую кукушку вредящую катоптрике[35] циллы[36] разграбляющей заключение о способном судить судье волосатого[37] турецкого порутчика влияющего отступничеством промежутков добавляющих заградителя анахроничной истерии вектора этой души дезинформированной бумажным неотражательным отрицательно настроенным хребтом[38] встреченным неизбежно обрезанного арахноида троглодита вращающегося противоречащей морали зловонием досаждающего жалованию прямолинейной надбавке несклеивания воздействует граничащей особенностью непреломляющегося посредника анахроничного подкаблучника троглодита сексуализированного ухудшающимися подобиями вплетающимися отшлифованным бездельем подходящем неусвоенным неизбежностям зла осведомленного бумажным экстраполированием[39] схематичных центростремительных пониманий немого представления эсхатологической покоренности палатограммы досаждающей жалованию никогда пузыриться под неовощеходным миазмом важного оскорбления ненарушимой истерии такой совокупно неотвратимой несклеенно ненарушимой граничащей бременем пузырящегося подкаблучника бумажной пульпы аблатива палатограмного вопрошения влияющего склеиванием зловония несовершенного скользящего вращениями ухудшающегося посредника отставной мутации представляющей эристическую эсхатологию, voici le temps des assassins[40].
Жмурки можно играть любым количеством... бессмысленная проза но у нее есть направление и цель. Единственная причина обосновать скрытое положение судя по затруднительной проверке основанной на фактах. Если я скажу "Англия это остров" я могу привести доказательства для подтверждения моего заявления если кто-то спросит. Если они напишут статью нападающую на издательство Olympia Press[41] сексуализирующую в данном случае доступность в его центре бумажной кипы зачатой с промежутками возможностей во имя человеческого права на частную жизнь они установили свое положение за пределами допустимости факта с того момента слова используются ссылаясь к тому что нельзя проверить. Слова используются ссылаясь на ничто. Использование слов не имеет соотношения.
(В дополнении я должен сослаться на базовый принцип Лафаета Рона Хаббарда, основателя дианетики и саентологии. Он выдвигал предположение что услышанные слова в бессознательном состоянии записываются bythe[42] находящегося без сознания субъекта. Эти слова записанные без сознания он называл "инграммы". Например слова услышанные во время операции с применением местной анестезии если позже повторить то это немного возобновит степень процесса боли. Субъект испытает беспокойство тревожной депрессии. Субъект будет пребывать в относительном неудобстве по отношению к любому воздействующему на его "инграммы". Теория Хаббарда может быть проверенна простым экспериментом с анестезируемым субъектом чтобы определить какие слова "услышанные" под анестезией продуцируют любую явную реакцию если повторить позже. Тем самым его принцип основан на факте того что будет характеризовывать все инграммы?: слова без изображения до тех пор субъект не может видеть пребывая без сознания, неопровержимо беспорные слова с того момента как он не может ответить).
Теперь слушайте это продажное слово отстоя - неопровержимо беспорный голос бормочет все возможные захваты незаменимо усвоенной согласованности незаменяемой этим продолженным гласом паразитического полномочия голоса элиты в соответствие с занятыми с выбранными человеческими методами. И как эта спорная особенность собирается быть согласованно занята? По явному дополнительно нанесенному урону от оппозиционных подготовок.

Фильм разворачивается 1913 стиле смутности резко вдали мы видим человека на кушетке. Он проходит проверку. Проверяющий сидит у основания кушетки. Субъект на кушетке направляется сквозь язык жестов страха стыда ненависти необходимой ярости словно марионетка на невидимых проводах как только проигрывается его детская травма. Он встает бьет себя в грудь и выкручивает руку проверяющего. Он "просветлен". Он двигается к двери. Не так быстро мой давний красавчик. Проверяющий отдергивает в сторону штору показывая скрытый магнитофон. Он объясняет что все сеансы были записаны. Вновь рожденный "просветленный" возвращается обратно посрамлено. Он падает на свои колени. Проверяющий поднимает доверительно руку. Он выбирает кассету и вставляет ее в диктофон. Он здесь стоит с диктофоном в его руке. Осознание озарений. Человек встает. Проверяющий вручает ему диктофон. На улицах ясно. Как только он продвигается проигрывая записи прохожие корчатся от страха стыда негодования дети высыхают и рычат и стареют дракой вспыхнувшей в пабе как только он проходит каждый шаг легчает и более уверенно он вскидывает свою руку такси останавливается официант поклоном приглашает его к столу. Комната? О да сэр.
Другой человек на кушетке. Казалось это тот же мужчина только чуточку старше. То же действие повторяется. Отличие в том что проверяющий протягивает диктофон второму человеку трясущему своей головой и отстраняющемуся в осознание ужаса. Я ничего не собираюсь совершать подобное этому. Он пятится к двери. Проверяющий гневно рычит. Он звонит в колокольчик и появляется первый мужчина. Проверяющий дает ему диктофон. Первый человек отсалютывает и покидает комнату. Второй человек находится на улицах. По мере его движения каждый обращает внимание на него с отвращением и омерзением. Дети кричат ругательства ему вдогонку. Нет такси нет столов нет комнат. Он направляется в паб чтобы выпить. Крупный одутловаты мужик сметает и валит его на пол: Ты производил неприятный шум он рычит. Человек встает и выскакивает из паба.
Он валится в безвыходности на скамейку в парке. Худощавый седой мужик садится рядом с ним. Что-то не так дружище? Второй человек изливает ему свою историю. Руководитель хлопает его по плечу. Пойдем со мной. Они уходят вместе... офис Главы Района. Человек повторяет свою историю. Г. Р. кивает и указывает на экран. Мы видим ясность идет прямо перед ним оставляя чувство пробуждения и отвращение ловящее его такси его стол его номер в отеле. В ярости второй человек попытался атаковать экран. Г. Р. и руководитель оттащили его и толкнули его в кресло Г. Р. показывает ему напечатанную страницу. Он указывает жестом на диктофон. Они разбирают словесную грязь ускоряющуюся замедляющуюся немного в обратную сторону и вперед на двух дорожках. Г. Р. показывает фильм в ответ этому саундтреку. Он отдает диктофон первому человеку и другой руководителю. Они вместе уходят.
Кадр в зале заседаний стук в дверь новый "просветленный" заходит. Председатель комитета жмет его руку и дает ему сигару. Он теперь член комитета один из новой элиты серьезно занятой привычными человеческими методами. Кадр на улицах где горожане постоянно сильно искаженны и похожи на трупы. Кадр возвращается в зал заседаний где члены комитета более самоуверенные и энергичные. Председатель объясняет операция в процессе. Он показывает на экран. Мы видим человека читающего журнал Traveller's Companion (выпуска Olympia Press). Он курит огромный косяк. Его лицо дергается и покрывается потом по мере того как он читает. На конец неспособный совладать с самим собой он бросается в парк и тащит кричащую девчонку в кусты. Она мертва. Мужчина хлопает основу лба. Мой Бог что я наделал? Полиция бросается и хватает его уставившегося на мертвую девушку. Угрюмый инспектор тушит половину выкуренного косяка и журнал Traveller's Companion озаглавливает ИЗНАСИЛОВАНИЕ И БЕЗДЕЛЬЕ. Как только фильм меркнет мы возвращаемся в офис Главы Района там второй мужчина и руководитель с диктофонами. Кадр к улицам. По мере их движения с диктофонами киносовета горожан просвещаемых стоящими вокруг в закрытых группах. Кадр назад к залу заседания фильма голых обкуренных групп одурманенных демонами убивающих старую женщину ради денег на дозу. Все фильмы показанные в зале заседаний запечатленны и записанны в офисе Главы Района и записи выпускаются на улицы. Группы формируются в банды. Камень влетает сквозь окно зала заседаний. Партизаны всех наций врываются и косят всех из автоматов навзничь. Г. Р. выходит на балкон ликующие толпы. Он объясняет что совет натворил. Он включает комплект магнитофонов совета. Как только кассета проигрывается громадный цепень покрытый новостями координального изменения сюжета сценария (твистов) из микрофонов вокруг площади. Оглушающее ликование проносится как только толпа разрывает червя на куски... устремленные ввысь ракеты разрываются в салютах как только фильм сменяется от черного и белого на цветные флейты пана... тишина... et pas de commisions (и никаких комитетов).

1 Eristic - эристика, искусство полемики используемой в софистике, со своими вариациями методов победы в споре.
2 От skedaddle - удирать, убегать, драпать. Перевод 23 skidoo: '23й свалился!', '23 - делай ноги', проваливай, быстро убирайся, пошел вон и тд. Имеет очень спорную особенность происхождения. Кто-то из лингвистов утверждает что эта фраза пошла после театральной постановки Сидни Картон пьесы Чарльза Дикенса: 'Рассказ о двух городах', когда главный герой подходит 23м по счету к гильотине в кульминации. Далее есть теория основанная на факте того, что на 23й улице у площади Мэдисона в Нью-Йорке располагается Флэтайрон-билдинг или 'здание-утюг', около которого, из-за специфического расположения улиц, создается аэродинамический эффект, что задирал юбки у горожанок, в следствии чего множество мужчин, влекомые желаниями заглянуть под них, собирались там, но полиция разгоняла их, используя как раз эту фразу. Данная статья направленна на отрицание некой элитарной части общества, но я беру на себя ответственность, решаясь заявить обратносторонним консенсумом узнавамым неподвижным абивалентно в своем зачатии, что Уильям Сьюард Берроуз пытался разобрать эту фразу, как некий символ эпохи противостояния, отрицания и отстранения того навязанного смысла жизни, что делает из нас роботизированных инстинктами и потребностями, бездельников сексуализированных своими желаниями. В заключении, Берроуз часто приписывал магическое значение числу 23 и этой фразе.
3 Возможно сексуальный психоанализ.
4 Ambo - оба, valentia - сила, с латинского. Переживание двойственных чувств по отношению к чему либо.
5 Словообразование - процесс образования дериваторов (новых слов), корнеообразованных от однокоренных производных слов. Например один из методов это аффиксация, когда к корню слова присоединяется аффикс или морфемный форматив. Этим как раз, здесь и далее, занимается автор.
6 ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ (< лат. interims - внутренний) - термин применяется в социологии , педагогике и культурологии для обозначения процесса освоения индивидом или группой людей соц. ценностей, норм, установок, стереотипов, принадлежащих тем, с кем она, он или они взаимодействуют. В результате И. структуры, внешние по отношению к данной личности или группе, превращаются в их внутренние регуляторы поведения. Механизмы И. очень сложны и пока еще слабо изучены. Между тем их науч. исследование имеет существенное значение для оптимизации прежде всего воспитательной работы. Хоруженко К.М. Культурология: энциклопедический словарь. - Ростов-на-Дону., 1997.
7 Atischemata, можно предположить что дедушка Вилли имел ввиду 'антисхемы' для придания противоречивой тавтограммы в словосочетании 'схематические антисхемы'.
8 В лингвистике слова употребляемые в просторечной форме или в повседневном обиходе.
9 Литературный термин, контрапункт - это противопоставление сюжетных линий, термин возник из музыки, где нота противопоставляется ноте. Еще, возможно, Берроуз хочет упомянуть неординарный роман Олдоса Хаксли, который имеет схожее название и включает формулу противопоставлений в сюжете.
10 Индоевропейская форма отглагольного имени (supine), так же переводится как ленивый, бездеятельный, лежебока.
11 Interweacing - игра слов interweaving - переплетать и weak - слабый.
12 Берроуз подразумевает слова как сокровища.
13 Литературный англо-американский журнал основанный в 1953 г. Стивеном Спендером и Ирвингом Кристолом в Соединенном Королевстве. Специализировался на интеллектуальном и культурном материале, имел репутацию антисталинской пропаганды и связи с ЦРУ.
14 Данный символ имеет длинную историю, даже более символичную чем 23 skidoo, еще с XVI в. есть записи монахов с обозначением @ или 'ad' что является обозначением сосуда для вина. Есть мнение что это слово 'arroba', что тоже является отсылкой к мере веса. В современной трактовке это 'at' и используется в коммерции. В Америке у многих данный символ ассоциируется с котом, может быть поэтому Берроуз использовал этот символ, подразумевая что Рембо это трехглавый кот.
15 Лондонское издательство, основано в 1936 г. Алленом Лейном.
16 Так же bubbling можно понимать как дурачить или обманывать.
17 Will'o'the'wisp - явление на болотах и не только, заключающееся в блуждающих огнях, которые, по поверьям, могли помочь найти дорогу так и погубить странника.
18 Светло голубой (аква) цвет.
19 Игра слов thyme (чабрец) - time (время).
20 МЕ (от глагола 'быть-являться, быть в своем облике, быть заметным') - в шумерской мифологии могущественные божественные таинственные силы, управляющие ходом развития мира, всеми божественными и земными институтами. Считалось, что силами МЕ могли обладать города и храмы, они могли покидать их обладателя, воплощаться в предметном виде, сохраняя при этом свои незримые свойства. Этимология шумерского слова "МЕ" близка к глаголу "быть", в таком случае его можно перевести как "сущность". О МЕ рассказывается в мифе "Инанна и Энки". МЕ - обязательный атрибут богов, причём каждый бог обладает им в разной мере. Но сохранились косвенные свидетельства об архаичном боге Энмешарре - "господине всех МЕ", который "передал Ану и Энлилю своё господство". Существовали МЕ подземного мира - установления, которые нельзя было изменить и которым должны были подчиняться все обитатели подземного мира. Из шумерского понятия МЕ развились, по всей видимости, аккадские представления о таблицах судеб. ME - сакральная категория мировоззрения шумеров. Если бог высказывает желание осуществить постройку и освящение своего храма со всеми сопутствующими этой церемонии жертвами и праздничными мероприятиями, это означает, что бог хочет проявления своих ME, их воплощения в действительности. Орудием бога в этом процессе выступает правитель. После постройки храма, ME бога, ранее существовавшие лишь внутри его воли, отныне проявлены и воплощены как в форме самого храма, так и в предметах и действиях ритуала. Соответственно, ME проходят путь от их возникновения в сознании и волевом порыве божества к оформлению во всем, что обеспечивает божеству жизненную энергию и хорошее настроение. В свою очередь, божество одарит милостями всех, кто принимал участие в оформлении его замыслов. ME - потенции, идеальные модели вещей и качеств. Они выражают стремление вещи обрести жизненную силу и внешнее проявление. Все, что есть в мире, может осуществиться только через наличие своих ME. ME связаны со всеми институтами месопотамской цивилизации: государственной властью, судом, военной деятельностью, ремеслами, искусствами, ритуалами, грамотностью, а также с некоторыми человеческими поступками и чертами характера. Идеальное произведение - вещь, полностью соответствующая своим ME. ME неизменно соотносятся с небом и богом Аном, что указывает на удаленность замысла вещи от ее воплощения. ME - важнейшая причина существования мира, но у шумеров это существование понимается исключительно ритуально и циклично: как коловращение от Нового года к Новому году, от весны до весны. Все ME после сотворения мира хранились на Небе, пока их владелец, старейшина богов Ан, не спустил ME на Землю, чтобы раздать богам земли и подземных вод. Особенно часто гимны славят бога подземных вод и мудрости Энки, хранящего все ME в своем дворце Эабзу. К Энки приезжают младшие боги, чтобы воздать ему почести, принести жертвы и в награду получить часть положенных им ME. ME помогают одержать победу в войне, укрепляют власть правителя и способствуют увеличению населения и приросту урожая в его городе. Однако дочь Энки, своевольная богиня Инанна, приехав к отцу, обманом похищает ME. Все усилия отца вернуть их оказываются безуспешными. Из плачей по разрушенным городам и храмам Шумера мы узнаем, что погибли их ME и вместе с ними погибла вся мирная жизнь, точнее - весь порядок жизни в городах. Таковы ME. Они связаны с весенним периодом истории года и в то же время с начальным периодом существования мира. Они идеальны и в то же время воплощают в себе силу вещей и свойств мира; они недоступны для смертного правителя, но являются обязательным атрибутом его правления; они многочисленны, но их наличие способствует единению людей в одно государство; сами по себе они бесплодны, но только с их помощью возможно умножение людей и вещей. Можно сказать, что в переводе на язык китайской религиозно-философской традиции категория ME означала бы сочетание трех категорий: ДЭ (благодать, благотворная созидательная сила, ниспосланная Небом), ЛИ (идеальная основа всех вещей и поступков, первопринцип мироздания, ритуал) и ЦИ (жизненная энергия). Для описания Ме понадобилось более десятка различных слов, каждое из которых передавало какое-нибудь одно свойство этой категории: 'явление' (также 'ритуала), 'слово', 'потенция', 'тайная, 'жизнь', 'радостное возбуждение' и т.д. Общий смысл - тот же, что и у ДЭ: ниспосланная Небом благодать, дающая правильный порядок вещей и положительный результат при следовании этому имперсональному порядку. ME нередко сопоставляются с ГАРЗА, обозначая в этом случае обрядовый акт или атрибуты царской власти, ГАРЗА (пишется знаками 'скипетр' и 'небо/6ог') - понятие, которое до сих пор трудно поддается определению. В некоторых контекстах оно обозначает обрядовый акт, ритуал как таковой. Но есть и немало случаев, когда под ГАРЗА понимают то же самое, что уже выражено категорией ME. Предполагается, что это слово происходит от аккадского парцу. По материалам В.Емельянова.
21 Аффрикаты (от лат. Ad 'к, при' и fricare 'тереть'). Согласные звуки, представляющие слитное сочетание взрывного согласного звука с фрикативным того же места образования (т.-е. Образуемого с помощью тех же органов произношения). В русском яз. К А. Принадлежат звуки ц и ч и соответствующие звонкие аффрикаты,для которых в русском алфавите нет особых букв (наприм., в таких сочетаниях, как отец болен, дочь больна). Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. - М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925
22 Есть другие варианты перевода слова 'incubus' - Бремя, ярмо, груз (переносно).
23 От externalization - экстернализация, экстеоризация. Психологический процесс связанный с приписыванием внутренним процессам их внешнее, стороннее свойства. Юнг называл такое проявление экстраверсией.
24 От anastrophe - с греческого, переворачивание, перевертывание, фигура речи с перестановкой слов в словосочетаниях без потери смысла. Использовалась в стихосложении. Берроуз намеренно пишет слова изменяя или не дописывая некоторые буквы здесь, видимо это связанно с его антироманистскими наклонностями.
25 Palatogramma - лингвистический термин, это особые точки на небе во рту, которых касается язык при артикуляции для произнесения звука.
26 Враг науки и просвещения, реакционер, мракобес. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.
27 Retiary или 'ретиарий' - гладиатор в Древнем Риме, использующий как оружие сеть и трезубец. Его тактика заключалась в постоянном отступлением, отсюда ретироваться.
28 Черная катарта, птица гриф, на американском сленге — стервятник.
29 Ana - против, chronos - время с греческого. Anachronizm - несовременность, пережиток старого.
30 Quoth the raven, nevermore! Каркнул ворон, никогда! Отсылка к произведению Э. А. По Ворон. У Берроуза это слово кричит гриф.
31 Очередная игра слов - innavigable (несудоходный), снова замененная буква i на е, получается vegable или 'овощной' (жаргонизм обозначающий тупость или деменцию), происходит словообразование в innavegable. Автор всего лишь меняет местами буквы или пишет в соответствии с американским правописанием или с опечаткой, но перевести можно так ради создания более накаленного восприятия текста.
32 Umlaut ('перегласовка' с немецкого) - фонетика сингармонизма в германо-кельтских, а так же урало-алтайских языках, заключается в изменение тембра гласных и обычно отмечается двумя диакритическими точками над этой буквой.
33 Отложительный падеж в латинском языке. Что-то среднее между родительным и творительным падежом в русском языке. Указывает на начало действия движения. Присутствует так же и в других языках, например в японском и санскрите.
34 Contagonist - второстепенный связующий персонаж или помощник в драматургических постановках наряду с протагонистом и антагонистом.
35 Catoptric - отраженный в зеркале, зеркальный. Научный термин из оптики изучающий искусство 'отзеркаливания' изображений и лучей света отражающими поверхностями.
36 Zillah (прятаться, тень, защита Божья с идиша), одна из жена Ламеха. Быт. 4:19, 22, 23.
37 Другой вариант перевода kempy - грубая шерсть или жесткий волос, т. е. с густой шевелюрой.
38 Schidra - хребет, позвоночник, спина на ийдише.
39 Распространение в иные области предмета изучения.
40 Пришло время ассассинов (с французского).
41 Издательство основанное Морисом Жиродиа в 1953 г. Направление: авангард и эротика. Впервые опубликовали 'Лолиту' Набокова и 'Naked Lunch' Берроуза.
42 Увлекшись переводом этого неординарного текста я, как переводчик, был заинтересован всеми аллитеративными и экспериментальными ходами Быка Ли и решил искать значение этой, как оказалось, опечатки (видимо американские газетные издательства в 67м году мало заботились или им было некогда (Холодная война и другие политические перипетии, городские легенды, маньяки и прочее) для того, чтобы следить за орфографией, да и тексты печатались на машинках и, возможно, было не всегда удобно). Итак bythe - на албанском сленге имеет перевод жопы (butt), да простят меня все последователи секты Церкви саентологии.

Перевод Стаса Ли.

Анекдот про кота и мясо
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
- …Позволь мне рассказать тебе анекдот про кота. Он очень
короткий и простой. Хозяйка приглашает гостей, и у нее на кухонном столе лежит великолепный пятифунтовый кусок мяса. Она беседует с гостями в комнате, выпивает несколько рюмочек и так далее. Потом извиняется перед гостями и идет на кухню, чтобы поджарить мясо.., но его нет. А в углу, лениво облизываясь, сидит кот.
- Кот съел мясо, - сказал Барни.
- В самом деле? Хозяйка зовет гостей; они начинают обсуждать
случившееся. Мяса нет, целых пяти фунтов; а в кухне сидит сытый и довольный кот. "Взвесьте кота", - говорит кто-то. Они уже немного выпили, и эта идея им нравится. Итак, они взвешивают кота на весах. Кот весит ровно пять фунтов. Все это видят, и один из гостей говорит: "Теперь все ясно. Мясо там". Они уже уверены, они знают, что произошло; у них есть эмпирическое доказательство. Потом кто-то начинает сомневаться и удивленно спрашивает: "А куда же девался кот?"
- Я уже слышал этот анекдот, - сказал Барни, - и не вижу связи...
- Эта шутка - квинтэссенция онтологической проблемы. Если только задуматься.".
- Черт побери, - со злостью сказал он. - Кот весит пять фунтов. Это
чушь - он не мог съесть мясо, если весы верные.
- Вспомни о хлебе и вине, - спокойно сказала Энн.
Он вытаращил глаза. До него, кажется, дошел смысл сказанного.
- Да, - продолжала она. - Кот - это не мясо. А тем не менее.., он мог
быть формой, которую в этот момент приняло мясо. Ключевое слово здесь - "быть". Не говори нам, Барни, что то, что проникло в Палмера Элдрича, - Бог, поскольку ты не знаешь Его до такой степени; никто не знает. Однако это существо из межзвездной бездны вероятно - так же, как и мы, - создано по Его образу и подобию. Тем способом, который Он выбрал, чтобы явиться нам. Так что оставь в покое онтологию, Барни; не говори о том, что Он собой представляет.

Филип К. Дик, Стигматы Палмера Элдрича

Психоид Ленина
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
Психоид[1] Ленина

Когда русский произносит словосочетание "фантастика", он думает не об Уэллсе, Звездном пути и даже не о Жюле Верне. Фантастика - это термин, который неплохо описывает Сталкера, Космические Блины, знаменитый перевал на Северном Урале, Пермский треугольник, Православную церковь или странного соседа.
После моего переезда в новую однокомнатную квартиру, я начал слышать по ночам звуки, идущие через стенку: сначала это выражалось скрежетом и постукиванием по трубе радиатора отопления. Естественно поначалу мне это не понравилось и попытался прекратить надоедливый шум. Я вышел в длинный коридор, все квартиры располагались по правую сторону, но там где должна быть дверь я наткнулся на бетонную пустоту. Иными словами с той стороны не было ничего. Пропавший проход должен был быть в конце коридора ближе к окну. Развернувшись в обратную сторону, я прошел к лестнице. На других этажах потерянная дверь имелась, наряду с другими квартирами. Радиатор под окном соединялся с трубой и оттуда шел через участок в стене, как будто в никуда. Странно, ведь исчезнувшая площадь там вроде присутствовала, это было видно по планировке дома которую я сам специально составил. Другие соседи ничего не слышали (даже когда я приводил их в свою комнату) и не обращали внимание на пропажу целой квартиры. Они стали считать меня сумасшедшим. Тогда я стал пытаться получить разрешения для пролома этого места. Но попытки закончились ничем. Власти отказали мне, сославшись на невозможность проведения строительных работ. Судьба в руках людей, фортуна склонна меняться. В какой то из моментов звук опять стал доноситься по трубе и я решил действовать: заранее обзавелся кувалдой и начал бить по стене. Внешние звуки перешли с трубы на стену, теперь это были ритмичные выстукивания напоминающие квадрат Полибия[2]. Кто все таки находился за стеной? Это были явно не крысы.
Человек редко замечает смену направления, когда его Путь меняет ход мгновения. За окном шагала неизбывная тысяченогая улица[3]. Жильцы обреченных жилищ, еще одних пространств жизни, забыли обо мне. Я соблюдаю обет тайдзин кефусе (вывел себя за рамки уравнения) и не выхожу из дома, а вновь обнаруженный сосед - парасайто сингуру (паразит одиночка). Продукты заказываю по системе доставки через горячую линию. Оплата идет с помощью виртуального платежа, а сам кредит пересылает мне мой новый сосед, используя мантру: "Ом Таре туттаре туре сваха[4]". Да, это существо назвалось Аль-Сани Алабрыс. Родом он со звезды Тубан, что является альфой созвездия Дракона. Теперь перестукивались своими руками, в обратную, шифром Бестужева[5], и я мог общаться с ним из-за собственных леденящих горизонтов знания.
"Белки моих глаз, принявшие тебя за возможного союзника, сейчас появятся из-за решения моих хирургических сил. - сопровождая судорожным глотком, по этой стене он выжигает два ярко желтых глаза с вертикальными линиями зрачков, лапа снова проделывает стуки в выстроившейся печали нас двоих, - Сюда". "От точки А, - продолжает он, теперь уже острые асемические надписи уступают, - к крепкому хребту. Ты направишься сюда. Связки линий. Их тысячи потому применяем и всё сжимается". Стук острой рукой. Моя рука стучит в ответ, ориентируясь по убежищу моего квадратного алфавита: "С таким планом не раскроешься. Ты скрепя пальцами открываешь очевидность. Раннее постоянство в таком роде будет перемещением назад во времени?". "От тебя будет польза, чья винтовка модели Carcano M1891, всегда будет зажата в твоей руке. Чувствуешь оружие?". Мой ответ: "Да".
Между нами осыпаются части стены и мокрая от эктоплазмы лапа находит мою руку:
- Держи покрепче. Залезай сюда.
Залезаю по шлейфу четырехбитного измерения. Четвертичный стальной полет момента, который меня меняет в промежутках между "потом и обратно". Чувства чувствую чтобы меняться и сразу сыпаться по типу ледяного зайца в потоке времени.
- Давай, ты еще утонешь в восторге, - подбадриваю себя.
"Работаем, - в моей голове раздался спусковой триггер разума из-за эмоции идущей сюда, - в моментах ужаса, в руке сжимаешь букет пихтовых веток дабы не заразиться чумой свиного ботулуса. Квадратично сразу отклоняешься в решето, плывя через океаны, обратно по волнам хроноса. Ты уже удар молнии. Ты Хуракан пронесшийся для сметения своей истории и твоим предвестником будет одинокая пуля по имени Вок. Открывай руку, Deus ex nex Deus velox machina vult Deus[6], эмоциональные пучки не роятся твоими страхами". Туда-сюда карабкаюсь ногами по устойчивой линии данной тобой, к Ленину на площади Финляндского вокзала, стоящем на броневике "Остин-Путиновец", на руке его, протянутой в небо, кровь падает на лица матросов и прочих людей, что носят алые ленты революции. Словно на хребте насилия, пребываю я на крыше вокзала с винтовкой Carcano. Лицо вождя будущей революции, чья хищная хватка хавает Россию, жадно смотрит на массы. Место подобрано идеально, как и говорил Аль-Сани, который идентифицируется неподалеку и телепатически передает сигналы:
- Воспроизвести величественное впервые смогли ты и твое сознание. Путь млечности пули, как рука Господа сразу снимет шанкр его грехов. Возвышенность броневика четко видна отсюда, действуй без страха. Не забывай о вибрации млечного пути. И наконец от этой ангельской пыли можно совершить ещё одну ошибку: рано или поздно вмешается триггерный фузз[7] и захочет испытать удачу на этой периферии.
- Наконец-то, - шепчу я прицеливаясь из оружия, словно заурядный Володя-Якут, - лишь на секунду поверил в отсутствие твоих остатков, Аль-Сани, даже думал придется в одиночестве пристрелить вождя мирового пролетариата.
Квантово-волновой дуальностью дульности скрепя, вылетает пуля, славно и всё сильней набирает оборот, проходит у подножья чудовищного броневика и наконец попадает вверх Ленина, его одержимый горловой центр исторжения нейросифилитических крылатых фраз, марксистских архетипов и социалистических лейтмотивов. В наступившей тишине смертью наполнилась ночь. Все затихли: толпа дышала, словно смертельно раненный человек, осознавая что же только что произошло.
- Имея чувство выполненного долга, ты теперь, с возможностью доверия, можешь идти, - констатирует Аль-Сани.
Это свершилось, но меня уже ищут. Выстроившись матросы и солдаты оцепили возможные линии огня, этим показывая свою жажду убивать врагов революции. И один шаг перемещает меня вперед на много лет, возвращая с головой Ленина - удачного результата нашего с Аль-Сани тандема. Это он успел отрезать голову Ленина в сложившейся суматохе. "На возьми!", - и протянул мне ладонь. Переместившись назад в будущее, к нам врывается искушение беспрестанно проводить ритуалы медитаций сидя на этом черепе. Целью являлось возвышение над несостоявшейся теорией об утопическом будущем. Но следовало перепроверить обстановку снаружи. Как горизонт событий прошлого настойчиво повлиял на реальность горизонта настоящего. Жилы сражений бороздят весь мир. Все-таки влияние фузза проявилось во всем нашем деле. Теперь сыплются снаряды. Сто лет уже идет война Единой Империи и Единой Республики. Как-нибудь надо выбираться отсюда.
- В этот новый мир можно подмешать забвение?
- Держи Ульянова крепче, - говорит ящер, - слишком мощное движение из той точки А. Сумрачное подобие тебя дало деру и, так подумать, тебе нужно немного успокоиться. Используем Ильича.
- Как ты позволил себе появиться здесь? Успеть затрещать? Зачем на самом деле было нужно, порезом, отсекать его голову? - нетерпеливо спрашиваю я.
- Неважно, смотри к носу и скуле можно приделать пластину и заменить глаз. И...
- И это все? Ты дернул верной ладонью меня и этот прыжок в прошлое...
- Есть внизу силы словно между тобой и моментом, как внутри последних чувств, глоток которых нужно упираясь побеждать, затем сгонять тревогу. И ты попадаешь в райское место... Момент когда шевелятся пальцы - долог, темноте невдомек до сердца. Если боишься своего предназначения, то будет слышно, как хрустят все эти мысли в каждой жилке. Плотность плазменной блевотины, которую тогда начнешь есть. И не будет тебе края. Более того придется искать тебя по направленности веток мироздания. Ульяновскую голову сжимает твой предел, дабы замедлить пожирание пустотой пространства, выпущенного наружу, когда был обнажен только ты. Его философский камень идей, затем внесем в тело киборга, так мы его и будем использовать, - внутрь лысого черепа вдруг затягивается рука Аль-Сани.
Слышимость уличных боев, видимость извилин в голове, порождает новую серию догадок:
- Эту голову мы используем для боя?
- Когда был один, я уже закончил ноги и руки. Когда пришел к тебе, доделал корпус. Своими ногами он сможет обвить небо и соревноваться с Молнией[8]. Руками ломать воздух.
- Как?
- В моем восприятие пространства можно все! Ленин станет сильней, даже зубами, и будет подобен нескольким суперсолдатам. Свои идеи он тоже выразит по новому. И все что ему надо для существования, так это поглощать кисель, приготовленный из моей психоплазмы. Который надо заливать в раскрывающийся источник на лбу, - его отражение отражало отражения ужаса.
- Ты последний предел мысли!
После этого мы гнули спину в усилии "поставить на хребет" это творение, в это беспокойное время нашего убежища забытого города. Сначала пошли против тишины вокруг того, влажного от грусти неба, что было до фузза. Теперь выступаем против, выстроившихся рядами, казаков под руководством "Кровавого барона" батьки Рихгофен фон Понвица и теократической партии "Союза архангела Гавриила" на этой, теплой от крови земле.
Не след матрицы[9], а tabula rasa[10] раскрывает нам суть. Мы сразимся с армией казачих ниндзя-фашистов этого времени. В скрытом горном убежище, кто к нам придет? Городские джигиты явно не посмеют пока прийти по ласковому горному пути, что скользит и выдыхает свежесть. На цепи жизни возносится ладонь Кибер-Ленина. Всё ему даётся, что не мыслеобраз, то пучок из кладези высокой идеи. Единственное из того, что мы говорим, киборг наверняка выводит слова: "Жиды и шаг в светлое будущее", но на этом, слава богу, словарный запас его старых афоризмов заканчивается. По руке проходит ощущение от игл которые будто колют в поисках рецепторов.
- Его ведь можно контролировать? Под этой силой уже настойчивый предел, - меня переполняют эмоции, впивающихся, из-за достижений обитателя далеких звезд Дракона.
- Умелая faustian bargain[11] может являть свою нить проступающей дрожи. Скорей, нам надо увидеть его в действии! - он закидывает в голову кисель и Ленин взмывает в воздух.
Забытая этими людьми свобода, дает им убежище подобно ведьминскому туману. Звонят колокола, они теперь непременный атрибут современного общества. Прежнему лидеру коммунизма удается приземлиться на землю. Дланью он разводит пелену лжи через годы правления теократов и монархистов:
- Из глубины новых изменений возвращается забвения твое! И вашему сну внутри подходит конец! Лишь имея трудовые мозоли на руках, мы железно меняемся. Но по отношению друг к другу, так же происходит конец века гуманизма и человечности! Самое главное это случилось, потому что наружу вылетел звук внутреннего хруста моей церкви без школы. А разрушительная сила Кровавого барона пользуется этим. Двое из вас, дали ледяной меч правды мне, чтобы рассечь завесу ее лжи. Сейчас наступит покой предела. Может кто-то из вас и несколько чувствует страх, но ноги того не должны уносить его прочь! Он должен включить свою голову, где-то там, кажется, есть знания.
После этой речи он включает пситронный излучатель, что был в его новом, красном глазе. И его самого тот час слышат и понимают миллионы в этой прохладе ночей. Быть там, помочь ему, дав отойти другим ото сна или найти двухмерность свойственную моему новому другу и соседу?
- Подбирая остатки трезвости разума, ты, похоже, понимаешь что все нужное растащили с помощью возможного отпечатка сверху. Это приходит овердрайв[12] дисторшна[13] в заключительный этап точки В, он поможет протянуть еще немного.
Сжатый луч из глазницы Ленина, крепко держит под контролем тела, он подступает к сердцу народа, преодолевая сопротивление обвивает себя. Выпускает на волю тянущийся поток психоплазмы, подчиняя особыми тилаками[14] на лбу людей. Вводя в забвение о былом. Словно срываешь жизнь, пробуждаясь здесь и сейчас, помогаешь нерадивому себе, жалишь свои пороки. Ленин нагнетает высокие ветра перемен. Поворачивает статными шагами мир своих слушателей, что пребывают в полнейшем внутреннем запустении. Рыбаки хватают багоры, крестьяне берут вилы, топоры, дубины, городские запаслись битами, ножами и, вообщем, любым оружием что смогли достать.
- Можно подумать иначе нельзя, - возмущаюсь я.
- Оставаясь до бесконечности угнетенным и от той кости, что крепко засела в горле недовольных, ты не сможешь переплыть океаны страданий, что тянутся ввысь. Глаз Ленина - это особое зеркало души, - говорит Аль-Сани, как будто он уставший созерцатель этой вершины океана, подверженной разрушительным ударам пустых иллюзий, - наполненное тишиной вечности, твоими поисками себя. Поиски друга в твоих пепеломанных абстракциях, оборачивающихся памятью, исторгающую верность, к которой ты не дошёл и от того занял простую причастность к этой бесформенной жизни.
Он уступает место тишине, своими руками обхватывает голову и чувствует слабость. Проступает тульпа[15]. Я хотел сорваться, сделать и залезть в карман сумрачного Бога. Но что-то держит лишь сильнее, трудно освободиться от тульпы, что создает движение идей Алабрыса, одна из которых идет изнутри, выпуская откинувшийся рассудок.
- Я свой! - вскинул я руки перед взбесившимся людом, что уже успел окружить меня.
- Это ты сжимаешь трубку телефона, - говорит внутри меня голос Аль-Сани, - я тебе позвонил, вскрывая твою слабость. И настроил против них то безмолвие, что туман вот-вот рассечет. Одной головы вождя было достаточно, чтобы создать связь с тобой. А там целый альтернативный век, который слишком сильно накрыл твой разум. Меня нет, поэтому ты подобен ему, его синхронии.
- Становится труднее себя контролировать. Чёрт, аааа!!! - я схватился за голову, словно я тульпа.
- Один человек нуждается в том другом, кто каждый раз оказывается внутри, - голос тульпы, хищно усмехаясь, сразу исчезает.
После вспышки прозрения чувствую слабость. Разрушительная сила прошла, попала в это чудовище.
- Там, смотри! - я чувствую шаги. - Там, видишь ошибку?
Её осталось осознать в точке В. Теперь о стойкости: подобно древним, обветшавшим выступам она сыпется, тульпу следует поглотить назад, не соревнуясь с ней. Проникнуться этой ошибкой восприятия, вернуть ту опору и путь в долгожданную справедливость Ленина, который безгранично тебя любит. "Придется использовать vagina dentata[16], - вот эта череда образов удовлетворяет мою встречу с внутренностями Аль-Сани, что превратились в тульпическую осознанность, - только ее сила может разлучить двух друзей или поглотить одного из них".
Ты видишь сладкую кровь, что начинает леденить тебя от силы лысого Ленина. Такая энергия от того, что мы здесь воюем с казачьими эскадронами, источник ее кроется в проявленных скотомах[17]. Это твои люди-тени, которые нуждаются в тебе. Ты их находил, спустя временные потоки. Они сильны. Вновь и вновь ты один противостоишь этой армии казаков-синоби. Просишь остановиться их. Твоя ладонь мешает им, ибо она управляет секундами в прошлом, которое близко, совсем близко. И рука затем опускается, кроме мизинца Будды, что похож на тот самый пустой глаз нашего лысого киборга. Будь сильней, и здесь проявится удивление, разольется по груди вместо скрещенных рук. Тогда завязав глаза можно увидеть эту картину и мы применяем ее, дабы сразить врага. Боль раскрывается как тот художник, что рисует слова жизни собой. Теперь приходит ярость отражений самих себя и на пару они скользят так, точно его глаз сжимает изворотливое слово туго натянутое на свой лоб. Ладонь Ленина - это сила pons asinorum или ослиный мост[18], допускающий прохождение гай тянь (небо-покрывало[19]) через суставы лукавого, что спит там, на хребте Северного Урала.
- Это был тонкий намек на содеянное, друг, - разливается мысль по всему моему телу. - Vagina dentata, упомянутая тобой, имеет силу Хины[20]. Ее велумы[21] преобразуют все в двойственном, покинутом облаке трупов, что все люди разливают по стаканам, а еще входят непроницаемо как бы в это одиночество.
Руки распадающегося Аль-Сани, находят лишь его, растекающуюся эктоплазмой, плоть. Движимая исключительно навстречу, забытая точка В, как сам звонок в мою голову этого рептилоида, уже сжимает бег Ахилла, мастера ослиного моста, туда в фрагментарную вечность. А на вершине сидит "Безликий барон" батька фон Понвиц, которому отвернул голову, напоследок, "Кровавый барон" Рихгофен, шашкой пикировал мертвые петли по голове атамана.
- Все-все. Хватит этого бешеного ритма, - говорю я себе, уже мокрому от пота, - и бесформенного соучастия с тобой, Аль-Сани.
В ближайшем зеркале вижу, как делаю выдох. Он похож на смог, выходящий в последнем псише[22] гелиостата[23], отражающем лучи Луны Хины. Это дыхание теневого-люда, что бежит прочь.
- Скорей! - говорю я ей, богине явившейся мне на помощь из лучей селективной поверхности[24], - Поймай их внутрь своих велумов!
- И это последняя битва? - увлеченно вырастают образы: Аль-Сани, казаки с Рихгофеном и, до зубов вооруженная, толпа людей-линчевателей во главе с киборгом Ленина, из холода горизонтов альтернативного настоящего. - Твердо решил сбежать от меня?
- Ты открыл мне свое тело, психон! У тебя нет возможности вырваться из меня, сама богиня Луны, что достигла паузы в этом отрезке времени, проявляет контрусилие, что опутывает тебя в лунных сетях. И твои фантомы вовсе не смогут тебе помочь.
Возвращается приобщение его к моему духу, подключается Хина и ещё столько же казаков, замедляется относительностью одновременности[25].
- Твой упомянутый парадокс близнецов[26], что идет в разных движущихся системах, был настойчивым, - возникла гипотеза в голове четверых: меня, его, Ленина и Хины, - но ветра перемен поворачивают единожды вспять. Мы разбили симметрию.
- Нужно снять его голову и вместе со всем этим сбродом поспешить и переработать все это прошлое.
- Боюсь ты обречен жить с этой тяжестью. Там у подножья твоих выводов есть простота, которая уже пустота. Корабль Ми-Го[27] прочно стоит и ждет тебя, в нем влажный климат и сметающая, из-за меня, твердость этого мира, что несет момент в котором ты давно обернулся непреклонным мозгом в колбе, подверженного недвижением. Теперь хронометраж должен быть тебе ясен.
Мое удивление прошлось по позвоночнику. Нет былого. Придерживаюсь удивления. Комок в горле.
- Сможет ли он забрать меня в космос, подальше отсюда? - в моих стеклянных глазах отражается последняя улыбка Хины, которая растворяется в небе. - Ми-Го, можно попросить захватить с собой эти воспоминания об облаках?
- Пойдем, мы в конце точки В, - говорит Ми-Го, - ты нашел своих богов, вгрызался в наши тела. Пожирал эти белки и имел две памяти о двух разных историях, что творили люди. Улетаем обратно.
Я вновь занял свою комнату. Уперся взглядом в молочный потолок. И взял себя в руки, сознание вскрыто, ещё ноги болят, но меня спасает от безумия то, что я вернулся обратно к себе. Депрессивный комок застрял в горле от того, что хранит страх. За чудовищной стеной никого не нашёл. Теперь ломаю головой те секреты, что возникли при виде собственного тела, когда снова оно очутилось в твёрдой тишине. Тебя нет Аль-Сани Алабрыс, вместе с горными перевалами и бесконечными историями о Молебских аномалиях. Спустя время страдаю от того покоя, что теперь со мной.
С высоты птичьего полета вижу нерушимость твоих идей вперемешку с несбыточностью, отдающей болью в спине. Владимир Ильич Ленин, в чистом стремление, строчит свои невыносимые Веды, опираясь на мудрость кувшинки лотоса. В голодном крае страдаем, хлопаем одной ладонью. В его памяти рука отторгает капиталистический строй, что теперь мы приняли. Но иначе никак. Твоей большевистской памяти посвящается Ярость Скорейшего Первоначала на весах сцепленных небытием.

1 (Psychoid) - душеподобный или квазипсихический - понятие,применимое фактически к любому архетипу, выражающее, по сути, неизвестную, но доступную переживанию связь между психическим и материальным. 'Психическое представляет существенный конфликт между слепым инстинктом (влечением) и волей (свободой выбора). Там, где преобладает инстинкт, там начинаются психоидные процессы, принадлежащие сфере бессознательного в качестве элементов, неспособных осознаваться. Но психоидный процесс не является бессознательным как таковым, поскольку значительно превышает границы последнего'. Юнг подчеркивает то обстоятельство, что реальная природа архетипа не может быть непосредственно представлена или 'зримо' осознана, что она трансцендентна; в силу 'непредставимости' последней он вынужден дать ей специфическое имя - психоид. Словарь по аналитической психологии. - М.: Б&К. В.В. Зеленский. 2002.
2 Шахматная доска Полибия, кодированная передача сигналами некоего шифра. 'Квадрат Полибия' представляет собой квадрат 5x5, столбцы и строки которого нумеруются цифрами от 1 до 5. В каждую клетку этого квадрата записывается одна буква. Буквы расположены в алфавитном порядке. В результате каждой букве соответствует пара чисел, и шифрованное сообщение превращается в последовательность пар чисел. Расшифровывается путём нахождения буквы, стоящей на пересечении строки и столбца
3 Ю. Даниэль, 'Говорит Москва'.
4 Отдаю дань уважения (почтения) [Ом] Таре [Таре], стремительной и отважной освободительнице [туттаре], которая изгоняет все страхи [туре] и дарует удачу. Склоняюсь к твоим лотосовым стопам, ощущая единство с твоей божественной природой [сваха].
5 Тоже самое что и доска Полибия, тюремная азбука была придумана и использовалась Михаилом Бестужевым, восставшим декабристом для связи с товарищами, находясь в Алексеевском равелине Петропавловской крепости в 1826 году.
6 Бог из смерти Бога быстрой машины хотящего Бога (lat.).
7 Fuzz - нелинейное искажение с полной потерей огибающего сигнала.
8 Прозвище легкоатлета с Ямайки, Усэйна Болта.
9 Сумма элементов всей диагонали.
10 Чистая дощечка, философский термин чистоты допознанности.
11 Фаустовская сделка.
12 Overdrive - искажение сигнала путём его 'мягкого' ограничения по амплитуде.
13 Distortion - искажение сигнала путем его 'жесткого' ограничения по амплитуде.
14 Священный знак, который индуисты наносят себе на лоб глиной или другой субстанцией, служит для опознавания принадлежности направления религиозной секты.
15 Термин из ламаизма, тульпа являет собой реалистичный внутренне осязаемый образ, галлюцинацию, в идеале, материализованную из сознания индивида.
16 Буквально 'зубастое влагалище', относится к мифу индейского племени кроу (абсалоокэ), о трех сестрах имеющих такой аномальный половой диморфизм.
17 Темное пятно в поле зрения.
18 Одно из названий теоремы Пифагора.
19 Космологическая теория из древней китайской книги по математике и астрономии 'Чжоу би суань цзин'.
20 Переводится как 'девушка' с языка маори, туземцев Новой Зеландии, так же совместно ассоциируется с женственностью и несколькими богинями их пантеона. Близкое по значению имя это Елена. Еще Хина в значение австронезийских языков (Тайвань, Индонезия, Филиппины, Малайзия и тд.), значит 'матриарх' или 'мать'.
21 Красная ткань используемая в иконописи. Покрывало защищающее молодой гриб. С латинского переводится, как 'парус'.
22 Вращающееся зеркало
23 Прибор, отражающий лучи солнца в соответствии с движением светила, ранее использовался в солнечных телескопах.
24 Поверхность балансирующая отражения лучей в теплоприемнике или солнечной батарее.
25 Часть специальной теории относительности Эйнштейна, заключается в том, что недвижимый объект будет воспринимать время по другому в отличие от движимого. Примером являются рассинхронизированные часы в направление движения некой перемещающейся системы относительно статических наблюдателей, эти часы содержат все время в целом.
26 Парадокс относящийся к относительности одновременности. Два брата близнеца разделены относительно друг друга, первый путешествует в космосе на орбите Земли, другой сидит дома и наблюдает за ракетой, согласно теории у каждого свои временные рамки относительно другого. Если первый смотрит на Землю и представляет брата, то Земля вращается и время отстает, тоже самое происходит у наблюдающего за ракетой второго близнеца. Возникает парадокс того, что оба отстают друг от друга по времени.
27 В Мифах Ктулху, придуманных писателем Г. Ф. Лавкрафтом, разумная форма грибов с далекой звезды Юггот.

ЗНАКОВАЯ МЕРЗОСТЬ, ИЛИ О ДЖЕЙМСЕ ХЭВОКЕ, ПОЧТИ КАК РЫЦАРЕ
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
"Рогатая тварь готовится прыгнуть в своей мясной лавке в раю, и ливень кипящей крови льется оттуда на мир".
Жиль де Рэ, дневниковая запись, 2 мая 1339 года.

В каждую эпоху, если не у каждого поколения, есть такой литератор, чья упоротость была настолько выбивающейся из бурлящей требухи бунтарей слова, что они стали знаковыми, поворотными фигурами. К таким фигурам я склонен отнести благородного маркиза де Сада в европейской литературе, Сорокина в литературе российской, Платонова в литературе советской. К подобным упорышам от литературы несомненно стоит отнести Джеймса Хэвока. Кто такой Хэвок – история мутная, до сих пор непонятно, существовал ли такой персонаж на самом деле, или это групповое творчество анонимных британских козмопрутковых – до конца не ясно.

Зато ясно, что из под пера Джеймса Хэвока вышло относительно немного текста. Это упоротая новелла “Рэизм”, сборник относительно понятных рассказов “Сатанокожа”, новелла “Белый череп”, а также ещё ряд произведений, не представляющий, с моей точки зрения, культурной ценности. Вообще, если вы таки решите ознакомится с его творчеством, то я рекомендую следующий порядок, позволяющий погрузиться в глубины ада и пиздеца плавно, аккуратно втекая в тему, то я рекомендую начать с “Сатанокожи”, плавно выйти на “Белый череп”, а затем погружаться в “Рэизм”.
В книге Рэизм и ее разнообразных манифестациях Хэвок предпринял погружение в психологическую преисподню Жиля де Рэ. Это реальная фигура, действительный генерал армии Жанны Д`Арк; Жиль де Рэ был французским дворянином, который - промотав свое состояние в ходе все более разорительных потрав гедонистическим развлечениям - обратился к запретному оккультному искусству алхимии, и закончил в конце концов попытками достичь магического и сексуального совершенства, изнасиловав и удушив (как гласит легенда) сотни похищенных им детей. Будучи признан виновным в своих преступлениях церковным судом, де Рэ был приговорен к смерти, а со временем вырос в устрашающую историческую фигуру Синей Бороды.
«Рэизм» состоит из нескольких разделов, первый из которых — «Мясокрючное семя» — был также выпущен в виде графического романа с иллюстрациями художника Майкла Филбина. Несколько илюстраций Филбина к роману:









http://www.horrorquarterly.com/mikephilbin/art.html

На русском языке Джеймс Хэвок выпускается в трешевой серии оранжевых книжек “Альтернатива”, но произведения там, с точки зрения их восприятия неподготовленными читателями идут в неидеальном порядке.
Ближе к телу текста. Это небольшой, так сказать, отрывочек из “Рэизма”.
Все канавы есть шрамы ночи, что прошиты костями младенцев, зараженными спицами звездного склепа. Кровяные цветы прорастают сквозь клумбы из мяса; так же верно, как то, что вагины — могилы из меха, все могилы срастаются звеньями в промискуальном лоне Земли, абсорбируя манию, муки насильственной смерти и миазмы Луны. Вожделенья вползают в магичную щель, растворенные в формах. Призраки порванной кожи и спермы накаляют надгробия, петляя в колечках плюща, мерцая, как муравьи, что секут мессианские циферблаты. Сернистая планета испускает благословения; мертвым известны мечты.
Вы что-то поняли? Скорее, всего – ничего. И в подобном духе написан весь “Рэизм”. С первого прочтения он покажется навалом бреда. Со второго тоже. С третьего раза, когда некоторые смыслы станут относительно понятны, за горами х..в, п..д, мяса, костей, за парусами кожи, потоками говна, крови и блевотины, за тучными стадами насекомых, среди тел и конечностей потихонечку начинает вырисовываться абсолютно человеконенавистнический смысл. Правда, хочу предупредить, что из-за разницы в пороге брезгливости (да, мне очень сложно испортить аппетит неприятным зрелищем), смыслы у нас нарисуются совершенно разные, тут главное не уйти с недоумевающим лицом, а задвинуть какую-нибудь умную телегу, например.
А вот ещё отрывок.
Похоть творит свой собственный вакуум; когда похотливые лузы сливаются, черные дыры оргазма кромсают рассудок. Пандемониум манит пальцем, вирусная империя из тринадцати жутких желаний, тринадцати трахов со старушечью падалью из земной преисподней; голова наслаждения, что вколочена молотом в наковальню сиропа. Похоронная песнь охотничьих сумерек пляшет вкруг плотоядного жезла, светляки облепили торчащие зубы пантеры. Осколки горелой мелодии, пепельные курки. Кладбищенские короли в кандалах из пшеницы, шнуровых бандажах песчаных дебошей. Ликование четок гробов, повешенных куриц, крапленых хореографией богоубийцы. Телепатический трилобитный циклон, примитивные судороги. Грот бобровых пластов на опарышах киновари, громадьё кипарисных миазмов, войлок. Гидроцефал, долгоносья припарка. Колдуньи точат трофей челюстей. Фантасты фелляций. Левитация, кома, гроб.

Суть творчества Хэвока в одной рандомной цитате:
Своры скелетов пришпорили спрута в каньоне кораллов, и он погрузился до цитаделей нептуновой спермы, где боги моря с омаровыми х...и трахают менструирующих русалок.

Полная дурь, да? А вообще – если вы не собираетесь заморачиваться на сложных щщах по ерунде, ну его, этого Джеймса Хэвока нахрен. Это не Пелевин и не Мартынчик, в жажешечке не пообсуждаешь особо, да и люди могут плохо подумать о заботливо выстроенном сетевом имидже, ознакомившись. Рекомендовать Хэвока так же глупо, как и его не рекомендовать, хотите – энжой, не хотите – тоже правильное решение.
Но какой же переводчик молодец. Не думал, что такое можно перевести.


В целом, интереснейший литературный эксперимент. И всё же я даже рад, что для меня он закончился.
По материалам сайта Книгозавр

Гибернация
#gama #bomb #thrasher
stan_ok_lee
- Кто научит, что все хороши, тот мир закончит, - говорит Кириллов.
- Кто учил, того распяли, - возражает Ставрогин

Ф. М. Достоевский, "Бесы".

Это был день, когда мы планировали свои дела, собирались на работу, хотели просто дальше жить. Но это был и последний день мира на Земле. Какой-то придурок решил пустить все под откос. Запустить эти гребанные ракеты. Жизнь остановилась, ушла в спячку, ту спячку которая называется сонный ступор. Когда вроде ты не спишь, но не можешь пошевелится и, вдобавок, что-то пытается задушить всю основу того права существовать и любить близких, быть таким каким хочешь. Кто-то сверху решил иначе. Так вот все и произошло.
Меня зовут Войтех. Было начало зимы, мы сидели у Самола, добродушного парня с кучерявыми волосами и вечной улыбкой до ушей, вдруг по телевидению оборвалась передача каких-то комиков и серьезный диктор в костюме, на фоне подземного сооружения, объявил тревогу. В помещение вошел Тихон, высокий и крупный брюнет, он разговаривал по мобильному телефону, как вдруг услышали этот звук сирены, одновременно я и Самол стали вслушиваться в передаваемую информацию:
- Внимание, это не учение, бомбардировке подверглись все города. Повторяем это не учение. Срочно проследуйте в любые возможные укрытия, запаситесь всем самым необходимым...
Самол выключил телевизор:
- Себя они первыми спрятали, сволочи! Ну что делать будем?
- Да не знаю, последний бункер закопали пятнадцать лет назад, мы туда после школы, помню, лазили, - говорю я, глядя в окно, и тихонько напеваю Гражданскую оборону:

Ржавый бункер - моя свобода
Сладкий пряник засох давно
Сапогом моего народа
Старшина тормозит говно.

Ржавый бункер - твоя свобода
Заколочена дверь крестом
Полну яму врагов народа
Я укрою сухим листом

На улице прохожие замерли, словно шизофренические восковые силуэты. Тихон оторвался от мобильника, его глаза расширились, лицо изменилось, затем громко выразил свое удивление:
- Да вы чего??? У меня дела, мне надо ехать решать вопросы, мне на фиг не сдался ваш апокалипсис...
- Чего ты волнуешься, все успеешь доделать на том свете! - перебил его Самол. - В конце концов, после смерти мы перерождаемся по восточным поверьям. Смотри, Тихон, тебе нужно будет только дожить до своего возраста и можешь делать дела, единственное непонятно кем ты будешь и какого пола, и не случится ли повторно ядерная атака.
- Пифагор говорил, что наши души переселяются в зеленую фасоль когда мы умираем, - проговорил я, не переставая наблюдать за людьми снаружи.
Теперь эти фигуры обрели себя: кто-то собирался в группу, словно совместно они хотели противостоять ракете, кто заспешил в ближайший подвал или любое другое помещение.
- Да вы чего, парни??? - повторил Тихон, он уже изрядно нервничал и начал потеть. - С ума сошли, надо бежать, спасаться, укрываться в подвалах или еще где. Может попробовать вскрыть под нашим домом? Давайте думать, у кого есть противогазы и РХБЗ костюмы или еще чего-нибудь?
- Расслабься, выдыхай, Тихон. Бежать сейчас нужно только за водкой и сразу глушить ее залпом, чтобы не почувствовать обжигающие лучи радиации, да и забыть весь этот кошмарный бред, - Самол говорил размеренно, он олицетворял спокойствие какого-то потустороннего гуру.
- Иди ты знаешь куда со своей водкой, у меня сегодня вечером свидание с Анжелой, думал после деловых встреч цветы ей купить, - с этими словами Тихон снова включил ТВ и тот же диктор затараторил вновь:
- ...ошибкой противовоздушной обороны послужила накладка оператора контроля...
- Да выключи ты этот дурной ящик! - спокойствие Самола испарилось, как пар кипящей воды. - Мало того что они прервали трансляцию моего любимого шоу, так еще и виной тому, что эти ракеты не сбили ПВО, является какой-то оператор который, наверно, подавился булочкой.
- Да нет, мне кажется это все проделки пвошных гремлинов, они видимо разобрали ракеты земля-воздух пока эти долбанные операторы поедают булочки на своих службах или все разом проспали, - подытожил я.
- ...предполагается под землей на ближайшее время... - диктор вещал.
- Они предлагают жить под землей?! И сколько это продлится!? Тридцать, пятьдесят лет или вечность?!? - рассуждал Самол. - Нам нужно признать, что вся история человечества это отложенное, до этого момента, самоубийство. От удавки до нейтронной бомбы. Я и не думал что приму в этом участие. Куда подевался господь Бог?
- Бог умер в начале сотворения мироздания и оно будет законченно явно без его участия, - ответил я на его философский вопрос.
- Хватит рассуждать, надо бежать!!! - у Тихона явно начались зачатки панической истерики.
- Ты слишком напряжен, время еще есть пополнить ряды тех идиотов и тщетно постараться спастись, дерзай.
Я кивнул головой в сторону окна, где бегал весьма опсихевший народ. Чувствовалось влияние бога Пана: теперь солидно набравшаяся толпа скандировала и кричала, казалось гул стоял на весь город. Где-то рядом дрались двое мужиков, подобно пьяницам из-за очередной неудачной шутки. Люди пытались организоваться, но вместо этого у них проступали странные желания понять, что происходит. Видно было как грабят супермаркет, пытаясь вынести спиртное.
- Самол, по-моему нам нужно присоединиться вон к тем личностям, - я указал Самолу в сторону ограбления.
- Да вы даже не можете забыть о выпивке, - раздраженно сказал Тихон. - Все с меня хватит, я ухожу.
С этими словами он убрал телефон в джинсы и бросился сломя голову в коридор и стал поспешно одеваться. Никто его не остановил. Дверь захлопнулась. Телевизор договаривал речь:
- Ядерный удар ожидается через 9 минут...
Самол снова нажал на кнопку выключения и экран потух, видимо теперь уже навсегда. Я чувствовал себя очень странно и не верил в то, что через эти короткие 9 минут пропадет все и не будет никого.
- Он вернется, - вновь заговорил Самол. - Вот она теория относительности в действие!
- Ты о чем?
- Гибель относительна к жизни, приход смерти как бы имеет четкую связь с жизнью. Жизнь понимаешь только при чувстве осознания скорейшего факта смерти, следовательно они относительно противоположны при смене друг друга, это идет по смыслу в определение.
- О, как заговорил! Прям как Достоевский, - улыбнулся я. - А что будет если смерть не будет окончанием, ну мы просто станем толпой мутантов-зомби, материализовавшихся из той кучки пепла, что останется от нас. Будем ходить пожирать друг друга.
- От нас даже пепла не останется это раз. Два, это оставь на долю тех кто выживет и три, ты пересмотрел много фильмов по этой тематике. Настоящая жизнь после смерти таится в слитии с Богом или реинкарнацией.
- Все эти буддистские термины о Нирване и Сансаре проповедуешь... Я считаю что абсурд будет править балом, когда все закончится. То есть мы все увидим единый коллективный сон и так как чаще всего сны являют собой бредовые наборы образов и действий, ну ты понимаешь.
- Пойти помыться что ли перед концом света?
- Так говоришь будто с тебя семь потов сошло в прямом и переносном смысле.
- Ну, а ты чего бы предложил сделать в последний раз?
- Пойти заняться сексом звучит как гендерный стереотип, если пойти действительно упороться водкой или наркотой - гедонистично, тогда остается проявить волю некоего альтруизма и помочь кому-нибудь. Но смысл помогать, если все сейчас в таком положении как и мы? Если бы я был со сверхспособностями и регенерировался, то помог бы вам двоим выжить.
- Не мечтай, Вой, это я тебе как мертвый мертвому говорю, уже поздно. Как говорил Будда: "Не думай о прошлом, не мечтай о будущем, сосредоточься на настоящем". Осталось пять минут от назначенного времени, - Самол посмотрел на настенные часы.
Дверь шумно распахнулась. В квартиру влетел Тихон. Были слышны крики из подъезда.
- Вы не поверите люди посходили с ума, началась анархия, они убивают друг друга, грабят магазины или пытаются влезть в канализацию, - Тихон еле стоял на ногах, он был пьян.
- Всем тихо, вот и Тихон вернулся! - Самол заулыбался еще пуще прежнего. - Да ты пьян! Посмотрите на него, он еле на ногах стоит.
- Ага, решил последовать вашему совету и напиться и для вас я тоже припас вот. - он вытащил из внутреннего кармана куртки две бутылки водки, - Схватил что под руку попалось.
- Сойдет, так чего ты не полез с ними в канализацию? Пополнил бы отряды кротолюдей, - Самол открыл бутылку и запрокинул голову, стараясь выпить как можно больше из горлышка.
- Они люк открыть не могут, не успевают, вот я и подумал, лучше чем я буду стоять и пытаться этот чертов люк открывать с ними, пойду и напьюсь с вами, вы ведь мои кореша. Никогда из горла не пил водку, а тут целый пузырь осушил.
- Привыкай, братан, - Самол поморщился от выпитого, но допил почти всю жидкость.
Я последовал его примеру и всосал столько же. Водка пилась, на редкость, очень легко.
- Эй ты экзистенциалист, дерьмо собачье! Смерти нет, есть перерождение, как и пустоты, вместо нее ты пробудишься, - охмелевший Самол обращался ко мне.
- Чего тебе, придурок улыбающийся, - я уже чувствовал, как ко мне подступает состояние зверя.
- Давайте создадим новые заповеди: ненавидь ближнего своего, как ненавидишь себя.
- Пойду маме позвоню, попрощаюсь, - пробурчал Тихон с отчаянием в голосе.
- Самол, на хрен ненависть, мы последние из гуманистов, сравнимых с динозаврами или мамонтами... - я хлопнул его по плечу.
- Нет, мы не мамонты, мы медведи, что нашли здесь свой покой перед катастрофой.
- Ядерная зима близко, пора идти спать.
Тихон, весь в слезах, вошел и выкинул мобильный в мусорку и промычал:
- Сеть не ловит.
- Тихончик, не важно это теперь. До того, как нас расщепит на атомы, я скажу вам одно: мы взрослые люди, и мы должны не бояться смерти. Вокруг нас одна ложь, но только в последние моменты бытия мы способны обратить ее в истину.
За окном вспыхнуло и наступила тишина длиною в бесконечность.

P. S. Войтек - бурый медведь-солдат, которого приютила польская армия во время Второй мировой войны. Войтех - реминисценция этого имени и игра слов "вой тех". Самол - аллюзия на бога гетов Самолксиса, способного даровать бессмертие, согласно легенде родившегося в шкуре медведя. Тихон греческое имя, пришедшее на Руси с принятием православия, так же языческий, старославянский эвфемизм от слова "тихо". Обычно так говорили у берлоги медведя, дабы не разбудить ее хозяина, еще Тихоном называли само животное и талисман в виде него.

?

Log in